Закладки   Карта   Домой

Агни Йога
Темы Учения
Работы Рерихов
Читальный Зал
Библиотека
Контакты
Форум


На сайте
11

Powered by Yan Zlobin's Web Server

Copyright © Yan Zlobin
2000 - 2011

Агни Йога

Сделать закладку   Перейти к закладке   Справка   Оглавление  

Братство

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 >>

Самое сокровенное окружает понятие Братства.
Самое радостное живет в сознании, что существует
Сотрудничество Знания.
Такая мысль подтверждает, что где-то живут
Верные Сотрудники.
Напомним себе основы, которые приведут
к Братству.


1. Приступим к понятию весьма отягощенному. Среди обихода земного с трудом люди усваивают понятие сотрудничества, но много тяжелее и недоступнее им понятие Братства. Нагромождение телесное, как кровное родство, препятствует принять осознание Братства. Проще людям вообще отказаться от понимания Мирового Братства. Скорее они назовут его утопией, нежели подумают о возможности применения его в жизни.

Если люди даже в малом семейном укладе не находят в себе утверждения Братства, то в широком понимании оно кажется уже не жизненным. К тому же люди плохо читают Заветы древние, где сказано о множествах Братьев и Сестер.

Также затемнили в себе люди память о Тонком Мире. Только там можно встретить расширенное понятие Братства. Тело препятствует многим широким пониманиям. Только выходя за пределы телесного понятия, можно признать сотрудничество Братское. Соберем признаки такого расширенного состояния.

2. Кровью люди пытались запечатлеть союз Братства. Они давали самое им драгоценное вещество, только бы достичь состояния Братства. Услышать все песни о Братстве уже будет целая поэма мечты человечества. Если собрать все обычаи, накопленные около понятия Братства, то получится необычайно трогательное свидетельство о стремлении народов. Явление подвигов во имя Братства показывает, какая самоотверженность всегда сочеталась с такими явлениями чистого сердца. Но, тем не менее, именно понятие Братства особенно осквернено и унижено.

3. Даже лучшие добавления к понятию Братства лишь унижали его и делали труднодостижимым. Оно сопрягалось со свободою и равенством, такая троичность мыслилась в земном представлении, иначе говоря, в том состоянии, в котором ни свободы, ни равенства не существует.

Самая высокая свобода может быть осознана в Мире Надземном, где законы понимаются, как прекрасная непреложность. Там же и равенство зерна духа понимается, как единая мера щедрости и уравнения. Обычно земные статуи свободы снабжены крыльями или светочами, напоминая о высших сферах и состояниях.

Об изображениях равенства существует шутка: когда скульптору заказали исполнить тысячу скульптур равенства, чтобы ими украсить почетный путь, он сделал одну статую и предложил отлить по ней все остальные.

4. Редко можно беседовать о Братстве. Именно в часы великого земного ожесточения необычно наблюдать, что люди точно сговорились унижать именно это понятие. Уже древние обычаи кровного союза Братства обратились в такие угрозы всему человечеству, что сама древняя месть представляется детской забавой.

Уже знаете, что говорю о том, что особенно нуждается в укреплении.

5. Если войдете в сборище людей со словами Друзья и Сотрудники, то большинство посмотрит на вас подозрительно. Но если дерзнете назвать их Братья и Сестры, то, наверно, уже будете отвергнуты, как произнесшие непозволительные наименования.

Люди иногда основывают Братства, но такие внешние, напыщенные учреждения не имеют ничего общего с великим понятием Братства. Так люди начинают Общины, Сотрудничества, различные Артели, Товарищества, но в основе их не будет даже простого доверия.

Может быть, именно теперь некоторые лучшие сердца уже мечтают о создании таких Учреждений, где доверие могло быть краеугольным камнем. Нельзя утверждать, что все худо, когда глаз человеческий видит лишь некоторые подробности нарождающейся эпохи.

Пусть по осколкам древних символов наблюдают за жизнью основных понятий. Именно, когда с земной точки зрения все нарушено, может быть, в то самое время уже зарождаются самые прекрасные понятия.

6. Когда же говорить о нужных понятиях? Когда они особенно нарушены. Именно, тогда скажем о них, когда люди уже считают их безнадежными. Потому, именно сейчас напоминаем о Братстве? Но люди в своем отчаянии придут искать раскиданные зерна сужденного Собратства.

Не будем сомневаться в колебаниях маятника жизни. Отчаяние может быть вестником прозрения.

7. Правильно замечено, что некоторые лучи воспринимаются особенно трудно, также и все сопряженное с этими лучами. Потому Мы и не настаиваем, чтобы не насиловать чужое сознание, если оно настроено на иной лад. Насилие не бывает атрибутом убеждения. Нельзя приказывать дружбу и тем более Братство. Эти понятия требуют самоотверженности и понимания основ.

Если широкое понятие Братства свелось к кровному родству, то значит сознание очень обеднело. Часто сознание настолько ограничено, что люди не поймут вообще, какое Братство может существовать вне кровного родства.

Названные степени родства — двоюродные, троюродные оканчиваются на четвероюродных, и далее воображение не идет. Можно составить целые книги условностей, сложившихся около понятия Братства.

В разных веках многие народы подчеркивали значение Братства. Братоубийство считалось тяжким преступлением. За всем этим можно было усмотреть почтение к какому-то повышенному состоянию. Сильными мерами ограждали нечто, не уместившееся в обычном мышлении. Рассудок отрицал это нечто, но сердце в глубине огня своего утверждало. Сердце трепетало красотою значения Братства. Опять человечество обернется к сердцу и поймет сущность Братства.

Может быть, Братство существует? Может быть оно, как якорь земной, содержит равновесие? Может быть, в мечтах человечества оно осталось, как непреложная действительность? Вспомним о некоторых снах и видениях, так четко запечатлевшихся о стенах и башнях Братства. Воображение есть лишь память о существующем.

Может быть, некто помнит и наяву о Башне Чунг?

8. Во всем должна быть выражена искра Беспредельности. Каждое понятие должно предполагать собой развитие в Бесконечность. Можно заметить целые серии понятий, наследующих друг другу. Не может пересечься дружба или сотрудничество. Между ними и Тонким Миром должно быть еще нечто, которое одинаково может принадлежать двум Мирам. Такое нечто называется Братством.

Нельзя назвать большего понятия, которое бы венчало человеческие отношения и соответствовало сущности Тонкого и Огненного Мира. Потому Братство называется Трикратным. Оно простирается, как прочный мост между тремя Мирами. Почти невозможно представить соприкасания Земного и Огненного Мира, но в доспехе Братства и такое слияние делается возможным.

9. Никто не хочет оказаться на ограниченном поле без возможности заглянуть поверх изгороди. Нужно найти хотя бы маленькую щелку, чтобы почуять возможность приближения к Беспредельности. Пусть даже в обиходе людском может найтись такое соединение, чтобы не только самое малое, но и великое могло быть обобщено.

Может быть, на каждой планете имеется место великих встреч.

10. Когда скалы выветриваются, их выламывают для безопасности пути, так же и с некоторыми человеческими определительными. В течение веков они утрачивают свое первоначальное значение и должны быть заменены словами, близкими по текущему времени. Так случилось со словом посвященный. Наряду с помазанием оно отошло в прошлое. Вместо него скажем — знающий и не знающий, ведающий и невежда. Но само посвящение лучше выразить словом образование. Таким образом, без умаления можно выражаться словами близкими современности.

Не к чему лучшее скрывать отжившими словами, когда то же можно сказать понятнее для широких масс. Ведь знание не для избранных, но для всех! Потому не отжившая мораль твердится, но называются лучшие условия для научного познавания. Лишь невежды не поймут, что для преуспеяния науки должно установить лучшие условия жизни.

Наука не может выйти за пределы механического круга, пока эта стена не будет преодолена пониманием Тонкого Мира.

11. Где-то запрещаются гомеопатические средства, также кто-то желает лечить людей лишь своим способом. Ограничено мышление запрещающее. Невозможно установить один способ лечения. Следует помнить, что все лекарства являются лишь средствами вспомогательными. Без всеначальной энергии никакое лекарство не окажет должного действия.

Нельзя делить врачей на аллопатов и гомеопатов, каждый примет лучший метод индивидуально. Также врач знает основную энергию, которая будет фактором скорейшего выздоровления.

12. Спросят: какое отношение имеет лечение или обветшалые понятия с нашими беседами о Братстве? Но следует осветить отношение ко многому, что расширяет понимание Братства.

13. На путях к Братству запасемся доверием. Не говорим о какой-то слепой вере, но, именно о качестве доверия. Нужно понять, что наши качества являются очагами витаминов. Свойство недоверия или сомнения будет убийственно для лучших витаминов. К чему напитываться механическими витаминами, когда Мы сами оказываемся лучшими производителями их, но в самой сильной степени.

Когда витамины внешние попадают в естественные очаги, они могут дать полную меру воздействия. Но даже лучшие растительные витамины, если попадают в отравленные организмы, не могут выявить своих лучших качеств. Так Мы ценим те организмы, где нашли свое применение основные качества человеческой природы.

Существо, полное сомнения, не пригодно для первобытного сотрудничества. Оно не может даже понять всю прекрасную дисциплину Братства. Именно дисциплину, ибо иначе нельзя назвать добровольную гармонию, лежащую в основании трудов Братства.

Для труда соединяются Братья, и без доверия не будет и качества труда.

14. Тонкий мир нередко описывается, как что-то туманное, холодное, царство блуждающих теней. Не из суеверия ли происходят такие описания? Но, может быть, они проистекают из неумения пользоваться качествами этого превосходного состояния? Действительно, предубеждение и недоверие могут скрыть лик Тонкого Мира. Даже в земном состоянии человек видит то, что он хочет, тем более в Мире, где все складывается мыслью. Там обитатели могут создавать и узреть по степени своего мышления.

Иметь чистое мышление полезно, именно оно знает здравый смысл доверия.

15. Из одной искры познали мощную энергию. Также из вспышки нервной силы можно установить постоянный приток сил. Люди давно признавали, что натиск нервной энергии гораздо мощнее, нежели мускульная сила. При этом высказывалось, что нервное напряжение кратко и влечет за собой упадок сил. Но это положение не естественно. Лишь условия земной жизни препятствуют постоянному наполнению психической энергией. Можно создать такие условия жизни, когда психическая энергия будет так же равномерна, как и мускульная. Когда найден принцип, тогда будет изыскано и распространение его. Также и сотрудничество, а за ним и Братство не будут временными вспышками, но войдут в сознание. Нельзя доверить неиспытанному посланцу донести драгоценный сосуд. Также невозможно призвать к Братству не осознавших людей. Невозможно, чтобы воздушный шар без испытания мог выдержать разные давления. Не могут люди без твердого осознания принимать на себя тягость больший понятий — даже коня постепенно приучают к грузу. Но если искра осознания уже сияет, то и остальная нагрузка постепенно возможна.

16. Некоторые люди мало говорят о Братстве, но много для него делают. Но есть и такие, у которых Братство не сходит с языка, но предательство также близко.

17. На Братство нужно смотреть, как на Учреждение, где работают не поденно, но сдельно. Нужно любить труд, чтобы предпочесть сдельную работу. Нужно познать, что задания беспредельны и качество усовершенствования также бесконечно. Кто убоится, тот не может полюбить труд.

Вы слышали иногда прекрасное пение — поистине, труд может сопровождаться и радостью, и мыслью вдохновенною. Но ко всему должно испытывать себя.

18. На путях к Братству нужно будет и самоотвержение. Наверно, многие найдут такое условие невыполнимым. Они не представляют себе, как часто люди даже в обычной жизни проявляют это качество. В каждом вдохновении, в каждом увлечении непременно будет заключаться и самоотвержение. Следует очень точно воспринимать значение слов.

Не существует в жизни таких качеств, которые принадлежали бы лишь исключительным героям. Так и герои не редки, но они не всегда вооружены мечами и копьями. Так нужно понимать и приближать к бытию лучшие понятия.

Можно лишить себя мужества и твердости, когда начнем себе твердить о неисполнимости. Не имеет значения, как приложится мужество, нужно, чтобы оно нарастало неустанно. Когда говорят о сломленном мужестве, то лучше назвать это состояние просто робостью. Можно сломить кости и мускулы, но дух не сломим! Не может служить Братству робкий и уклончивый человек.

Самоотвержение есть не что иное, как вдохновение; робость не будет вдохновением.

19. Не возьмем с собой упрямства. Нет более несносного груза, нежели упрямство. Даже коня упрямого не выберут; даже пса упрямого не возьмут в путь. Упрямство — паралич лучших центров. Опыты над психической энергией не дадут следствий, если испытатель упрям.

Разум и мудрость не имеют в себе ограниченного упрямства.

20. Обидчивость не годится для долгого пути. Не значит, что для Братства ищем лишь надземные совершенства, но лишь предупреждаем, что такой груз не следует брать с собой. Нужно успеть запастись радостью и успеть испытать ее в различных обстоятельствах и в разную погоду. Не следует мучить себя и истязать, но испытать, чтобы знать меру своего тела.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 >>


Оглавление