Закладки   Карта   Домой

Агни Йога
Темы Учения
Работы Рерихов
Читальный Зал
Библиотека
Контакты
Форум


На сайте
11

Powered by Yan Zlobin's Web Server

Copyright © Yan Zlobin
2000 - 2011

Агни Йога

Сделать закладку   Перейти к закладке   Справка   Оглавление  

Братство

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 >>

61. Опыты над психической энергией покажут, насколько такая симфония расширяет благодетельный круг. Опытные наблюдатели легко поймут соотношение качеств к психической энергии, но для невежд такое сопоставление будет не понятно.

Для долгого пути соберем возможно больше качеств. Пусть каждое из них будет лучшей степени!

62. Нужно не забыть, что на каждое открытие последует антиоткрытие. Вы слышали, как на большом пространстве прекратилась радиопередача, значит, такое великое открытие не безусловно. Лучи делают предметы невидимыми, но другие лучи проникают через плотные тела. Лишь мысль и психическая энергия будут безусловны.

Человечество должно избирать наиболее прочные пути. Все механические открытия лишь доказывают необходимость мощи в самом человеке. Будем бережны ко всем, кто могут принести человечеству самую лучшую силу. И поблагодарим Собратьев, которые неутомимо несут познание психической энергии. На этом пути нужно много самоотвержения. Невежды не терпят всех искателей непреложных сокровищ. На лучшем пути можно ждать ограбления. По счастью, Носители незримых сокровищ неуязвимы.

63. Сказано — добродетель имеет радужную ауру. Радуга есть символ синтеза. Разве добродетель не является синтезом качеств? Можно в каждом древнем символе найти непререкаемую истину. Люди понимали, что добродетель не есть просто доброе деяние. Они отлично знали, что лишь созвучия напряжений лучших качеств дают синтез восхождения. Они знали, что лишь побуждение будет утверждением добродетели. Никакие внешние деяния не могут свидетельствовать о побуждениях. Опыт над психической энергией покажет, насколько может отличаться деяние от побуждения. Никакие блестящие слова и действия не скроют побуждения. Можно назвать много исторических примеров, когда даже полезные деяния не могли быть оправданы вследствие недостойного побуждения. И, наоборот, многое, оставшееся неразгаданным и заподозренным, сияло прекрасным побуждением. Такие свидетельства о сущности жизни будут подтверждаться всеначальной энергией.

64. Нужно понять, что приближение к такому высокому понятию, как Братство, накладывает нелегкую обязанность. Каждое освобождение от малой привычки уже требует напряжения воли. При этом может случиться, что как бы оставленная привычка приблизится опять и в сильнейшей степени, значит, в глубине сознания этот порок продолжал существовать.

Могут спросить — остаются ли привычки на несколько воплощений? Могут остаться и даже возрасти, если пребывание в Тонком Мире протекло не в высоких сферах. Побуждение везде имеет решающее значение. Так при переходе в Тонкий мир побуждение будет проводником. Не уявленное, но прочувствованное побуждение будет прекраснее самих прославленных деяний. Только сам человек знает, как зародилось в нем то или иное чувство. Он может внутренне проследить процесс нарастания. Так лучший судья в самом себе. Но пусть человек помнит, что даже в земном бытии дан беспристрастный свидетель — всеначальная энергия.

65. Суровость и жестокость — совершенно различные понятия. Но люди не умеют отличать гармонию суровости от судорог жестокости. Суровость есть атрибут справедливости, но жестокость есть человеконенавистничество, от нее нет пути к Братству. Суровость выражается крýгом, но жестокость будет в знаке безумия. Не следует понимать жестокость, как болезнь, она так же, как и сквернословие, будет лишь выражением низшей природы.

В государстве оба эти мрачные исчадия должны быть изъяты законом. В начальных школах уже должны быть заложены принципы, поясняющие недопустимость двух низших пороков.

66. Сотрудники и вестники бывают сознательные и несознательные. Уявление поручений считается почетным, но несознательные сотрудники обычно даже не знают, когда они вдохновлены поручением. Они идут по неведомому им приказу, нечто передают или предупреждают, но сами не знают, где начало и конец их поручения. Много таких вестников, они различны по-своему состоянию, но, тем не менее, они не промедлят.

Особо стоят молчаливые поручения, когда нужно воздействовать не словом, но молчанием.

67. Иногда пристальный молчаливый взор останавливает великие опасности. Мысль не нуждается в слове. Явление внушения не нуждается в словах. Только неискусные гипнотизеры стараются криком воздействовать и руками содействовать, но ни то, ни другое не нужно в передаче мысли. Скорее может быть полезно ритмическое дыхание, но и оно заменяется сердечным ритмом.

Мысль посылается через сердце и получается тоже через сердце.

68. Люди, ждущие вести, также разделяются на два отдела. Меньшинство умеет ждать, но большинство не только не понимает происходящего, но даже доходит до вредоносности. Они оставляют труд свой. Они наполняют пространство жалобами. Они мешают окружающим. Они, сами того не замечая, считают себя избранными и начинают высокомерно отзываться о других. Много вреда происходит от малого знания и еще больше — от омертвелого сознания. Каждый такой человек становится рассадником смущения и сомнения. Сам он утеривает ритм труда, являя растерянность. Такие люди очень губительны для идей знания. Они желают получить для личной угоды самую новую весть, но мало пользы происходит от таких узурпаторов. Нельзя принимать к соображению таких не твердых людей — они, как гнезда предательства; ничто не удержит их происков. Уничтожения не может быть во имя доброй вести. Мало кто умеет ждать вести при полном доброжелательстве, при труде и среди трудностей — такие сотрудники уже становятся собратьями.

69. Невозможно признать все написанное о Братстве за подлинное. Много смешано с представлениями о Тонком Мире, много личных грез переплетается с действительностью. Много преданий уявлено о разных расах и несуществующих материках. Люди сносят к занимающему их понятию разные подробности, не считаясь с их разнородностью и разновременностью. Плохое воображение нередко умаляет то, что хочет возвеличить.

70. Правилен путь от малого к большому. Каждое зерно подтверждает это. Но часто люди принимают малое за большое и думают, что малая монета может прикрыть солнце.

71. Знахарь заговаривает болезнь, но только теперь начинают понимать, что такие заклинания есть просто внушение. Можно заметить, что знахари произносят какие-то непонятные и бессмысленные слова, но мало кто вдумывается, что смысл не в таких выражениях, но в ритме и, главное, в мыслях посылаемых.

Можно внушением не только предотвратить боль, но и дать иное направление всему заболеванию. Редко допускается последнее, ибо до сих пор не верят в воздействие мысли. Из того же источника неверия происходит застой сознания. Люди отравляют себя неверием. Мудрость веков донесла много примеров великого доверия и разрушения недоверием. Когда говорим о сотрудничестве и даже о Братстве, Мы должны твердить о доверии — без него не создать ритма, без него не вызвать успеха, без него не может быть продвижения. Не думайте, что повторяю слишком общеизвестное, наоборот, как в час опасности твержу о спасительном средстве. Нет иного средства, чтобы возбудить психическую энергию. Нет иного пути, чтобы сердце засияло победою. Трудно не устать, если в сердце тьма.

72. Получить можно лучшие советы, и все-таки они могут остаться, как листья осенние. Только осознание в жизни важного употребления энергии может применить Руководство на деле. Не ведут к Братству слова опустошенные.

73. В час смятения молчание — лучший друг. Но пусть тишина не будет затишьем злобы. Пусть хотя бы мгновение успокоится ритм сердца. Пусть опять найдется покой психической энергии, так усилится работа центров в свете, но без воспламенения.

74. Город был вполне укреплен; стены и башни прочны; при каждых вратах стояла стража — неприятель не мог проникнуть в твердыню. “Но, стражи, будьте осмотрительны, не смущайтесь стрелами врага. Придуманы стрелы с особыми надписями, чтобы привлечь внимание дозора. Увлекут надписи стражников, смутится ум и останутся врата без защиты”. Так в некой Мистерии описывалось положение психической энергии при смятении духа.

Сказать ли в поэтических образах или в символах, иероглифах, или в медицинских выражениях, или в суровом указе — все формы будут одинаково указывать на значение основной энергии. В Мистериях часто употреблялись предостерегающие символы от вредного смятения. Можно сильно укрепить психическую энергию, но малое смущение может открыть врата самому опасному врагу. Нужно уметь в час смятения призвать хотя бы мгновенное спокойствие. Такое спокойствие и хотя бы один вздох праны уже явят крепкий щит.

Врач должен внимательно прислушиваться к древним символам. Когда библейские повествования скажут о посылаемых болезнях и поветриях, можно понять, что поникший дух допустил самые ужасные заразы.

75. Также нужно понять, что когда говорится о добре, то предполагается правильное действие. Найдется правильное действие — происходит добро. Но если при самом ярком говорении о добре, будет произведено плохое действие, то лишь вред создастся.

Много говорится о добре, и много зла делается.

76. Полагают, что грош, поданный нищему, покроет учиненное убийство! Пока не будет осознана соизмеримость, не может произойти равновесия. Также не понято убийство тела или духа. Где явление Братства, если убийство духа возможно? Оно даже не считается преступлением!

77. Мужество усиляется правильным развитием психической энергии. Правильное развитие нужно понимать, как естественный рост. Пусть каждый увеличивает запас мужества; оно, как открытое окно.

78. Разрушительно чувство удовлетворения — оно ведет к пресыщению, к параличу энергии. В Тонком Мире можно наблюдать самую жалкую судьбу таких паралитиков. Даже то малое, что они успели накопить при земной жизни, пресекается параличом энергии. Бродящие тени, они не могут преуспевать, ибо без энергии невозможно продвигаться. Вас могут спросить: чья доля мрачнее — таких паралитиков или злобных ненавистников? Ответ труден. Ненавистники могут страдать и тем очищаться, но паралитики, по бездействию энергии, теряют возможность продвижения. Не лучше ли сильно страдать, но при возможности движения? Мучения очищающие лучше, нежели беспросветное разложение. Ненависть может преобразиться в любовь, но паралич есть ужас ночи. Такие беспомощные разрушения не могут вести к Братству. Паралич отдельных членов можно одолеть волею, но если сама основа энергии бездействует, то как проявить приказ? Много ходит таких живых мертвецов!

79. Полезно наблюдать, как люди действуют под внушением, но, в то же время, они яро отрицают возможность такого влияния. Иногда по злобе человек уверяет, что он поступает по-своему намерению, между тем, он действует по прямому внушению. Человек передает мысли, которые не свойственны ему, и употребляет выражения, которые ему чужды, но по злобе пытается приписывать себе. Если вы знаете, откуда идут внушения, то можете судить о намеренных извращениях.

Мрачно и непрочно все, творимое по злобе.

80. Обычно, когда люди возвращаются на прежнее место, они чувствуют некоторую грусть. Они ощущают, что нечто не было сделано. Так оно и есть. В беспредельности всегда должно ощущаться нечто предсужденное.


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 >>


Оглавление