Закладки   Карта   Домой

Агни Йога
Темы Учения
Работы Рерихов
Читальный Зал
Библиотека
Контакты
Форум


На сайте
11

Powered by Yan Zlobin's Web Server

Copyright © Yan Zlobin
2000 - 2011

Агни Йога

Сделать закладку   Перейти к закладке   Справка   Оглавление  

Братство часть 2 - Внутреняя жизнь

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>

481. Урусвати знает, что мироздание представляет монолит, спаянный всеначальной энергией. Философ древний утверждал, что твердь небесная более насыщена, нежели твердь земная. Можно не вполне согласиться с таким определением, но все же оно близко к истине.

Люди даже в обычной беседе не могут вполне разграничить миры. Когда они говорят о Мире Тонком, они берут пример с земного мира. Когда же они пытаются возвысить мир плотный, они окажут сопоставление с Миром Тонким. Поистине, невозможно провести границу между тремя мирами. Нужно упрочить эту основу в людском воображении. Никто не может ограничить себя миром плотным, даже каждый отрицатель не сумеет изгнать из себя ощущения чего-то нездешнего.

Многие выражения продуманы людьми неправильно. Они говорят о мире потустороннем и тем рассекают монолит единства. Но можно ли вообразить нечто потустороннее? Таким путем мы вернемся к Харону, перевозящему на другой берег Стикса. Люди, в примитивном мышлении, придумывают символы перехода в иной мир, но символы бывают вредны, ибо своею красочностью они врезаются в сознание и не легко извлекаются, чтобы замениться чем-то более правдоподобным.

Мы, как вы уже заметили, избегаем символов, но существуют школы, основанные на символах. Можно убедиться, насколько такие старые символы не в силах ответить развитию миропонимания. Все живет, все движется, и сама всеначальная энергия являет ранее неусмотренные качества. Люди не должны связывать свое сознание ветхими представлениями.

Мыслитель говорил: “Неужели мы можем говорить в том же представлении, как и наши деды?”

482. Урусвати знает, что неправильно понятый символ не мало вредил и представлению о Нас. Символические лучи, которые как бы ограничивают Нашу деятельность, уже разбивали идею единства. Каждый может иметь свою излюбленную область, но невозможно сказать, что Он действует лишь по одному лучу.

К тому же сами названия этих лучей совершенно произвольны. Вы знаете, каким путем произошли такие наименования. Также знаете, как они проникли в литературу и смутили многих. Невозможно пресечь такие искажения, но со временем они сотрутся и дадут место более правильному определению.

Лучи существуют, но каждый вооружен психической энергией и, тем самым, уже не может быть ограничен в своих возможностях. Иначе можно дойти до такой нелепости, что спасать человека будет дозволено, схватив его за левую, но не за правую руку. Можно дойти до таких измышлений, что вместо расширения возможностей получится умаление.

Люди ради иногда цели, которая кажется им доброй, способны загнать сознание в лабиринт непроходимый. Но пусть эти разделители подумают — наносят ли они вред или пользу? Умаление и выдумки ограничивающие не полезны. Самые точные Учения страдали от всяких толкований, рассекающих истину. Мы хотим, чтобы труд Наш понимался в полноте и единстве. Только при этом можно представить сотрудничество, которое лежит в основе Братства.

Мыслитель указывал, чтобы не делили истину легкомысленно. Он говорил: “Рассечь идею, равно рассечению живого организма”.

483. Урусвати знает, что каждое провозвестие истины должно иметь своих врагов. Хаос борется с проявленным. Этою борьбою не следует огорчаться. Она не только естественна, но и полезна. Представим себе, что какое-то провозвестие не имеет врагов, оно будет настолько ничтожно, что не сможет убедить кого-либо. Враги являются пробным камнем, и сами яростью своей определяют значение провозвестия.

Много новой энергии порождается именно врагами. Один знаменитый правитель говорил: “Сегодня я очень усилился, ибо у меня появился ярый враг”. Следует смотреть на врагов, как на ступени восхождения. У каждого из Нас рождались такие мысли во время долгих жизней.

Где же описания Братства? Прежде всего, в описании Наших переживаний. Мы делимся Нашими заботами, ибо в таких трудах почерпаем силу для будущего строительства. Сущность не в церемониях, но в труде. Было бы унизительно, если бы мы не звали к труду, который наполняет все Наше бытие. Жизнь Братства есть жизнь надземная, ибо она основана на мысли. Что же может быть более надземным, нежели мысль?

Люди могли бы сделать свою плотную жизнь надземной, стоит лишь приложить в основу существования мысль. Учение может называться и провозвестием мысли. И велик праздник человека, привыкшего мыслить. И Нам легко ответить там, где работает мысль. Не нужно думать, что ответ придет в обычном обличье. Сколько раз ответ придет в самом развитии мысли, и книга сама откроется, и струна зазвучит. Чем разнообразнее знаки, тем шире поле мышления.

Мыслитель говорил: “Где же та темница, куда не проникает свет мысли? Цветы мысли прекраснее всех земных цветов”.

484. Урусвати знает, что некоторые страны встревожены падением рождаемости. При этом особенно показательно, что в этих странах жизненные уровни даже лучше, нежели в других, где рождаемость увеличивается. Много земных причин к такому явлению. Но люди не умеют обращать внимания на главное. Никто не может представить себе, что жители Тонкого Мира не желают воплощаться в некоторых странах. Конечно, могут быть усиленные кармические обстоятельства, которые заставляют проявиться среди определенного народа, но вне таких условий может действовать свободная воля.

Намного больше знают жители Тонкого Мира сравнительно с земными обитателями, но в некотором отношении они могут узнавать в будущем, и, таким образом, приготовиться к лучшим условиям. Мало кто пожелает прийти на горелое пепелище. К чему человеку нести чужую Карму, если он может приготовиться к усиленной деятельности? Он может приобщиться к сильному народу и участвовать в решениях великих. Он почувствует, где нарастание, а где убыль.

Никакое задание не может быть решено только земными соображениями. Если бы люди уже задумались о Надземном, они нашли бы решение труднейших проблем. Но при больших научных завоеваниях, люди сильно отстали в познавании надземных заданий. Невозможно обсуждать условия рода человеческого, оставаясь в пределах земных. Можно не задаваться фантастическими мечтаниями, но пора подумать о прошлом и будущем. Никто не отнесется серьезно к самому важному обстоятельству. Жители Тонкого Мира не хотят приходить на изжитые места и никто не заставит их брать худший жребий, если Карма их не понуждает. Невозможно представить, чтобы люди не начали вести наблюдений во всем Сущем. Они могут оставить будущему поколению нужнейшие записи.

Мыслитель говорил: “Не для себя мы мыслим, но для неведомых наследников”.

485. Урусвати знает, что людям особенно трудно совместить понятие свободной воли с руководством. Одни кричат об уничтожении руководителей, другие вопят против свободной воли, но сама жизнь показывает, что лишь равновесие дает продвижение.

Среди обычной жизни можно видеть, как гармонично уживаются оба понятия. Учитель дает задание и добавляет: “Приложи свое умение, чтобы лучше решить”. Такое простое пояснение дает полное решение, насколько могут мирно преуспевать оба понятия. Руководство лишь развивает свободную волю, и она в развитии сознает целесообразность руководства. Но к этому вопросу каждому придется обратиться много раз.

Люди как бы поделились на два непримиримых стана. Любители свободной воли называют последователей Учителей ретроградами, но последователи руководства зовут разрушителями любителей свободной воли. Такое недоразумение, которое отнимает у людей лучшие возможности. Нужно искать обстоятельство, которое могло бы покрыть крайности общим куполом. Легко представить жизнь в Беспредельности, под таким куполом соединяются многие понятия. Найдутся меры, которые покажут ничтожество произвольных делений.

Нужно, чтобы истинный учитель поощрял свободную волю, и разумный ученик, именно напрягая свободную волю, оценил бы значение учителя. Можете заметить, как многократно Мы возвращаемся к противоположениям учительства и свободной воли. Люди нуждаются в особом примирении этих неделимых понятий. Лучшее будущее зависит от гармонии противоположений. Кто не желает понять это спасительное условие, должен принять много страдания. Учитель не может переродить упрямство учеников, если он не приложит усилий доброй воли. Но добрая воля и есть свободная воля.

Мыслитель указывал, что добро, и свобода, и красота живут под одной кровлей.

486. Урусвати знает, что произвольное наименование нарушает и искажает направление мысли. Вот вы читали об электрическом архитекторе, найденном ученым в человеке. Понятие архитектора применялось в некоторых философских школах и имеет значение, но не возможно при нем говорить об электричестве. Люди овладели одним аспектом всеначальной энергии и без стеснения употребляют это слово, как окончательное определение.

Ученые, если не знают о всеначальной энергии, могут сказать о какой-то особой энергии, но нельзя ограничивать великое основное явление словом “электричество”. Невозможно, чтобы ученый не обратил внимание на особое качество усмотренной энергии. Слишком примитивно свести это проявление к электрическим свойствам Само наблюдение похвально, но наименование введет в новые заблуждения.

Можно представить, что пугливые исследователи пытаются прикрыться привычными материальными наименованиями. Они хотят защитить себя от невежественных обвинений, но тем самым они призовут на себя осуждение будущих поколений. Пусть они взвесят, что почетнее — заслужить ли насмешки невежд или оказаться осужденными будущими поколениями?

Не забудем, что подобное явление происходит во всех областях жизни. Люди пытаются унизить объединительные понятия и заменить их вымышленными, не имеющими значения звуками. Нужно прислушаться к такому процессу, в основе которого лежит трусость.

Нежели человек еще долго будет раздроблять единое тело Мироздания? Можно изучать даже отдельные былинки, но не забывая, какому великому организму они принадлежат. Нельзя рассматривать отдельные проявления, забывая, что они лишь звенья одной цепи. Кто лишен синтеза, пусть не прикасается к жизни Мироздания.

Мыслитель поучал о красоте Единства, из которого льются потоки энергии.

487. Урусвати знает, что воспитание мысли должно происходить последовательно. Каждый может представить себе тот ужас, когда сила мысли достанется злонамеренному человеку. Потому нравственное образование должно предшествовать учению о мысли. Невозможно ограничиться внешними приемами познания силы мысли, иначе мы будем творить злых колдунов.

Давно учения предусматривали, чтобы злой человек не допускался до йогических упражнений. После, когда нравы огрубели, появились люди, овладевшие некоторыми внешними приемами и не заботившиеся прежде очистить свое сознание. Конечно, и для очищения сознания нужно сосредоточие мысли, но такая мысль будет внутренней, без внешних посылок.

Люди мало понимают, что нельзя грязными руками браться за чистое дело. Казалось бы, такое условие понятно каждому. Но в жизни оно применяется редко. Люди не подумают — чисты ли их руки, и тем могут создать самые вредные химизмы. Люди прикрываюся самыми громкими названиями, но таят внутри себя низкие намерения. Сколько злоупотреблений происходит! Нужны самые разумные меры, чтобы не проникали приемы мощи злоумышленникам.

Подумайте, насколько и Наши труды затемняются, когда вмешиваются люди, овладевшие некоторыми приемами йоги с дурными намерениями.

Мыслитель указывал: “Сперва пойми добро и тогда пошлем его мысленно в мир”.

488. Урусвати знает, что требуются особые приемы для внедрения добра. О многих понятиях можно учредить целые школьные предметы, но если объявить беседы о добре, то школьники постараются избежать их. Нужно преподать добро незаметно, вливая его во все предметы.

Могут сказать, что понятие добра вообще не существует, что для одного — добро, то для другого — зло. Так скажут те, кто судят поверхностно и не умеют заглянуть в глубину вещей. Без сомнения, каждый может начертать свои знаки по поверхности, но они не затронут глубины. Между тем, понятие добра в сущности неизменно. Но и сердце покажет, где сущность добра.

Можно видеть, как даже преступная воля вдруг растворяется, когда она нежданно озирается на сущность добра. Люди называют такое преображение чудом, но никакого чуда нет в том, что человек может задеть струну вины и очароваться ее звучанием. Каждый человек неожиданно касается различных химизмов. Одни из них его одурманивают, но другие просветляют. Так нельзя утверждать, что нечто недоступно человеку. Можно сказать, что он в данное мгновение не смог охватить какое-то знание, но в следующее мгновение химизм добра может помочь пониманию.

Чуткие люди знают, как быстро сменяются химизмы. Нельзя сказать, чтобы химическая волна поддерживалась целый день. Даже на коротких промежутках можно ощущать чувствительные смены, не только психические, но даже и физиологические. Так, нередко человек ощущает быстрые смены жары и холода. Он может почуять смену каких-то ароматов, он может почувствовать преходящие боли. Он может заметить колебания чувствительности. Многие проявления радости или тоски могут сопровождать химические волны. Учитель должен уметь подготовить учащихся к сознательному восприятию многих проявлений Лаборатории Мира.

Мыслитель учил: “Мы должны постоянно ощущать около себя провода Божественной Силы. Иногда она сковывает нас, но нередко дает и крылья. Величие Мира окутывает нас прекрасными покровами".

489. Урусвати знает, какая независимая и глубокая работа происходит в сознании человека. Поясню одною старинною притчею. Жил уважаемый Учитель, он не только преподавал полезные науки, но и всячески помогал ученикам. В числе достоинств Учителя была и крайняя прозорливость. Ученики были уверены, что Учитель всегда придет к ним на помощь, даже без их просьб.

Однажды Учитель сказал ближайшему ученику: “Послушаем, что говорит твоя сущность?” И затем, улыбаясь, добавил: “Она говорит — помоги”. Ученик смутился и начал уверять, что он никогда не хотел досаждать Учителя просьбами. Учитель успокоительно пояснил: “Друг мой, уверен я, что ни сердце, ни мозг твой не просили о помощи. Они знают, что моя помощь придет во время, но глубина сознания направляет голос к Учителю в едином зове — помоги!

Не смущайся этим криком сущности, в ней заключается своеобразная связь с Иерархией. Ведь ты не просил богатства или почестей. Сущность твоя словом “помоги” сказала — наставь! Ты не ставил условий, но хотел сказать — сделай, как лучше. Ты уже уверен, что все будет сделано ко благу. Если ты сразу не распознаешь, каков путь ко благу, то все-таки ты будешь уверен, что предложена лучшая мера.

Ты слышал о тройственном мышлении, ему отвечают мозг, сердце и сознание. Мозг — разумен, сердце — чувствительно и сознание — мудро. Сознание говорит — помоги, наставь, и мое сознание говорит то же самое, и мой Руководитель скажет теми же словами, в них нет отягощения. Рука тянется кверху и знает, что на опасном всходе будет притянута Рука Помощи. Не нам судить, где самый опасный всход”.

Такова притча и Мыслитель знал ее. Он добавлял: “Особая красота в том, что сознание наше есть храмина мудрости”.

490. Урусвати знает ошибки современных философов, которые отрывают человека от Мироздания. Их человек является существом мыслящим, но без прошлого и будущего, притом он не имеет связи с Вселенной. Такое мышление не может слагать прогноз будущего, потому современная философия так оторвана от жизни.

Нельзя представить себе человека как бы в пустыне, где он не знает пути. Человек понимает, что существуют подобные ему твари, неизвестно откуда явившиеся и неизвестно куда проваливающиеся. Но разве можно приучить мышление к ограниченному существованию? Такое представление будет, прежде всего, скучным.

Нужно пересмотреть такое учение, которое оказывается вреднее ограниченного материализма, из него может образоваться продвижение, но отвлеченный человек не может войти в путь эволюции. Не удивительно, что многие современные философы остаются вне жизни, но мыслители должны, прежде всего, устремляться к проблемам Бытия, в которых человек занимает соответствующее место. Не полезно отсекать части здорового организма. Нужно радоваться каждому мышлению, направленному к единству Вселенной. Можно жалеть, что ученые прикладных наук не могут найти связи с мыслителями. Опять мы видим мертвое разграничение и ошибки ненависти.

Скажут — невозможно быть энциклопедистом при современном развитии науки. Никто и не говорит о всезнании, но возможно уважение к знанию; так люди могут освободиться от отрицаний. В каждом предмете есть нечто, заслуживающее внимания. Истинный мыслитель может распознать эту искру истины. Также мыслитель отнесется справедливо и ко всем этапам прогресса.

Обычно люди устремляются к заключительным фазам открытий и небрежно отбрасывают все предыдущие накопления, в этом сказывается самая большая несправедливость. Среди подготовительных процессов, несомненно, бывают многие незаконченные открытия; следуя путем такого мышления, можно находить великие сокровища. Но люди предпочитают отнестись высокомерно ко всему подготовительному. Таким образом теряются многие уже нащупанные достижения. Нужно и в таких случаях применять то уважение, о котором Мы говорили.

Не следует относить Мои слова лишь к механическим открытиям, то же самое применимо и к гуманитарным наукам. Главное — освободить мышление от предрассудков, который очень различно-цветны.

Мыслитель говорил: “Посмотрите на этого напыщенного свободомыслящего, как он спешит уйти на другую сторону улицы, чтобы не оказаться идущим наряду с рабочими. Он только что произнес речь о любви к народу”.

491. Урусвати знает, что без надземных чувствований нельзя преобразить жизнь. Никакая работа не может быть возвышена без воображения. Обратите внимание на хорошее слово — "воображение". Оно не вымысел, не уловка лукавства, но нахождение высших образов, реализация высоких понятий. Воображение всегда реально и правдиво. Невозможно представить, где живет эта правда, но она существует.

Не думайте, что истинное воображение возможно во зле, нужно доброе устремление. Каждое зло сложит искаженные образы. Калейдоскоп нуждается в гармоническом движении, так и в созерцании высоких образов требуется открытое сердце. Каждое затемнение внесет извращение представления. Так опять связаны законы физические с основами психическими.

Но даже самые высокие достижения должны быть зачаты здесь, часто среди самой тяжкой нужды. Нередко богачи задумываются, — почему их жертвы должны быть так облегчены? Они полагают, что жертва может быть только денежная, но они забывают, что прекрасная задача им доверена — сочетать монеты с высоким заданиями, но для этого нужно воображение. Многие ли стремятся повысить в себе это качество?

Мыслитель поучал: “Каждому человеку дано заглянуть в чертоги божественные, но пусть приучит глаз смотреть в сияние Неба и распознавать всю жизнь пространства; кому Небо пусто, тот имеет пустое сердце”.

492. Урусвати знает, что преданность ценна лишь, когда она проявляется в полной мере; в такой мере, что человек и не мог бы проявить ее сильнее. Тогда слагается мощный благотворный химизм, который целителен на дальние расстояния. Но всякая половинчатость преданности должна быть отнесена в область лукавства.

Человек обманывает и себя и других, тем он творит яды смертоносные. Человек должен сказать: “Предан, даже если мне это не выгодно”. Но какая же уродливая преданность будет, когда люди воскликнут: “Будем преданы, так будет очень выгодно!” Никто не сомневается, что каждая корыстная преданность заслуживает иного названия.

Наше Братство основано на взаимной преданности. Мы знаем, что не может быть таких обстоятельств, которые поколебали бы преданность. Могут сказать, что такая преданность получается от долгого сотрудничества. Правильно, но во многом люди сотрудничают, но преданность не крепнет. Так, нужно испытывать преданность от самого малого, она укажет, как обойтись бережно, не создавая осложнений.

Преданность не есть порабощение, она есть улыбка поощрения и сочувствия. Вдумайтесь в это прекрасное слово. Оно выражает гармонию, основанную на созвучии чувств. Каждый человек мечтает о сочувствии, но часто он требует сочувствия к себе, забывая, что само это понятие предполагает обоюдность. В этом недоразумении скрываются многие несчастия.

Мыслитель говорил: “Человек требует сочувствия, но где его ответное чувство? Он считает себя наиболее несчастным, но мерил ли он несчастья других?”

493. Урусвати знает, что люди особенно боятся чувства одиночества. Это не страх, но особое гнетущее ощущение. Оно вполне естественно для человека, не знающего о Тонком Мире, о непрерывности жизни. Но иногда такое же чувство является и у людей, знакомых с основами Бытия. Следует выявить причины такого непреодолимого ощущения.

Можно предположить, что влияют неприятные сущности, или предчувствия могут вызывать такое подавленное состояние, но кроме таких несомненных причин может быть еще космическое воздействие. Химизм тяжких токов может обволакивать человека и создавать как бы изолированное состояние, при котором человек ощущает одиночество. Но каждому дана панацея. Он может рассеять любое воздействие, обратившись мысленно к друзьям. Человек имеет друзей не только на Земле, он может призвать из Тонкого Мира многих верных сотрудников.

Кроме того, он может знать о Нас, и такое обращение не останется втуне. Он может вызвать ответ в неожиданной форме, но угнетающий химизм будет рассеян. Много предстоит открытий научных, но познание основ Бытия все же будет краеугольным условием. Так вы заметили, что передача мысли на расстояние в научной обстановке мало продвигается, недостает надземных чувствований и признания основ Бытия.

Мыслитель жалел людей, которые укорачивают не только жизнь, но и мысль.

494. Урусвати знает, что во время опасности люди забывают даже самые спасительные советы. Даже воображаемая опасность уже лишает людей мышления целесообразного. Самые поучительные рассказы существуют у разных народов, как домохозяин учил свои близких поступать на случай пожара. Но когда пожар произошел, то все поступили наоборот.

В спартанских школах приучали детей всевозможным опасностям, чтобы развить находчивость. Также нужно поступать и теперь, когда опасности преумножились. Особенно странно наблюдать людей, изобретающих несуществующие опасности. При этом они менее всего озабочены мировыми опасностями и более всего они трепещут о своем бытии. Никто не может внушить им, что мировые бедствия сметут их очаг. Они никогда не согласятся, что опасности для планеты больше нежели для их дома.

Даже не принято обсуждать мировые опасности. Для таких обсуждений должны быть какие-то служебные жрецы. Но когда наступит эпоха, явленная для понимания всеобщей целесообразности, люди могут тогда собрать советы, как им встретить самые сложные невзгоды. Пусть и в школах будут готовиться к возможным опасностям, но это знание не должно лишать род людской жизнерадостности. Каждый прошедший жизнь может сказать, что и в самой опасности есть зарождение радости.

Мыслитель знал, что радость зарождается во всех опасностях.

495. Урусвати знает, что выдача психической энергии и потрясения ее различны в своей сущности, хотя и сходны по признакам. Люди не понимают, что раздражение слизистых оболочек связано с выдачей психической энергии. Такая усиленная выдача происходит при усилении мыслительной деятельности.

Совершенно индивидуально поражаются гланды и ткани. Посылки энергии на расстояние также вызывают напряжение гланд, особенно, когда космические токи неблагоприятны. Но потрясение психической энергии может происходить без напряжения мыслительной энергии. Потрясения нравственные, или горе, или неожиданные удары, или удачи могут прервать энергию.

Если мировые события грозны, то может получиться целая эпидемия, ее наименования будут различны; будут приписывать сердечные, простудные или желудочные причины, но истинная причина не будет произнесена. Заметят увеличение нервных заболеваний, но, в конце концов, каждая болезнь затрагивает нервную систему. Лечение должно быть как телесное, так и духовное. Нужно спокойное устремление к высоким предметам. Нужно спокойное повторение Соломонова изречения: “И это пройдет”. Если недостаточно самовнушения, то можно применить и внушение извне.

Полезные лекарства уже знаете: арсеникум, феррум и, конечно, старый друг валериан. В случае упадка сил — мускус. Теплые ванны полезны всегда. Остальное зависит от местного заболевания. Так можно помочь в разных фазах психического напряжения.

Люди не должны думать, что такая эпидемия не заслуживает внимания — наоборот, все связанное с нервными центрами может распространяться быстро. Незнание причины всегда ведет к плохим следствиям. Если еще добавить всевозможные самоотравления, то получится печальная картина.

Скажут: “Опять пугаете”. Но тогда каждый врачебный совет будет запугиванием. Если мы видим возникновение опасности, мы должны предупредить о ней.

Кто-то будет насмехаться над устремлением к высоким предметам; для него и музыка, и все искусства — лишь безделие. Он не знает слова — "экстаз", для него это вредный предрассудок.

Мыслитель знал таких насмешников. Он говорил: “Государство должно изгонять закоренелых невежд. Пусть найдут для себя какой-то остров. Но море поглотит такое хранилище глупости. Законы Природы можно нарушать лишь до некоторой степени”.

496. Урусвати знает, что каждый, поступающий неправильно, прежде всего оправдывается тем, что его не поняли. Чем больше вы будете знать человеческие побуждения, тем больше вы будете обвинять в непонимании. Можно заметить, насколько люди пытаются перенести свою вину на других. Но не будем отмечать все людские лукавства, иначе не книга, но целое книгохранилище получится.

Можно удивляться, что люди обращаются за помощью, когда уже не может быть спасения. Может быть они поступают так из застенчивости или робости, но, к сожалению, это имеет другую причину. Люди не доверяют, они даже не помышляют о том Средоточии, откуда может прийти помощь. Лишь когда беда возьмет их за горло, они готовы вспомнить о позабытых Башнях. Не только необразованные люди поступают так опрометчиво, но даже очень начитанные обращаются с высокими предметами недостойно.

Невозможно понять человеческую психику, когда они не умеют различать, где полезное и где вредное. Не забудем, что иногда люди настолько переполнены всякими беспорядочными желаниями, что они даже не могут распознать, где их действие и где желание.

Мыслитель постоянно указывал ученикам держать в порядке сундук желаний.

497. Урусвати знает, что ведущий внутренний голос не всегда выражается в словесных формулах. Часто он остается в пределах импульса. Таким образом, ведущее начало оказывается камертоном, вызывающим созвучие. Но особенно примечательно, что такие созвучия проявляются в самых различных областях. Камертон призывает и вдохновляет, но местные условия и предыдущие размышления складывают форму действия.

Человек не привык прислушиваться к глубокому голосу. Он назовет его Голосом Безмолвия и спрячет его в глубину сознания. Но сможет ли он воспользоваться всеми преимуществами такого импульса?

Один мальчик жаловался, что не может увидеть в колодце свое отражение, ибо брат его бросает камни. Так могут сказать многие, потому что близкие их постоянно затемняют их сознание. Действительно, для всех наблюдений и выводов нужно спокойствие сознания, иначе образ будет искажен. Но такое спокойствие не есть отречение от деятельности, наоборот, можно принимать участие во всех лучших областях жизни и, в то же время поверхность сознания останется спокойной. Так происходит, когда человек знает свой будущий путь.

Мыслитель говорил: “Представим себя мельничным колесом, — оно получает водную мощь сверху и работает для создания пищи человека. Оно не знает, кто насытится этою пищею. Оно не знает, кто привезет зерно для обработки. Оно не знает всех составных частей воды, но около него сливаются многие энергии. Учение не должно закрывать глаза на неутомимость труда, ибо благодатная волна течет беспрерывно”.

498. Урусвати знает, что люди особенно стремятся ко всему запрещенному. Рассказывают, что некто Правитель желал провести в жизнь просветительную, полезную меру, но всюду встречал противодействие. Однажды он обратился к мудрому советнику, тот спросил: “Всеми ли мерами пытался ты утвердить свое предложение?” Получив утвердительный ответ, советник сказал: “Тогда придется издать закон, запрещающий именно твои меры. Увидишь, как люди устремяться к запрещенному, и, если закон будет строг, тем больше появится желание преступить его”.

Не думайте, что старая притча не имеет значения и теперь. Можно указать, как целые движения крепнут и очищаются лишь благодаря запрещениям. По всему миру можно увидеть, что своеобразная Тактика Адверза оказывается лучшим путем. Можно удивляться, почему человечество должно проходить запутанным лабиринтом, когда имеются простейшие пути. Но спираль эволюции сложна. Она требует даже временного снижения, чтобы тем выше обернуться.

У Нас знают эти земные особенности и принимают их как неизбежное. Так и надземные мысли должны проходить сложными человеческими путями. Нужно иметь много терпения, чтобы наблюдать, как карабкаются путники вместо того, чтобы пойти кратчайшим путем. При этом нужно знать, что невозможно препятствовать по середине потока. Можно лишь слегка коснуться, но так бережно, чтобы идущий не заметил, чтобы не вздрогнул и не оступился. Даже самое доброе касание должно быть полно бережности. Этому нужно учиться в земной жизни среди труда каждого дня.

Мыслитель указывал: “Мы должны почуять, где можем приложить помощь, чем незаметнее, тем она будет совершеннее”.

499. Урусвати знает о великом значении готовности к действию. Мы говорили о преданности, о целесообразности, о вмещении, но во всех проявлениях потребуется истинная готовность. Нужно запомнить это качество, ибо оно трудно достижимо.

Люди воображают, что они готовы к действию, но в последний час они оказываются обуреваемы самыми различными сомнениями и самосожалением. Между тем, именно готовность требует нарастания энергии. Человек, бегущий перед прыжком, не впадает в бессилие, наоборот, он разбежится, чтобы собрать наибольшую энергию. Такой пример приложим ко всем действиям.

Пусть люди на исторических примерах поучаются, сколько самых блестящих действий поникло по причине сомнения, проявившегося в последний час. Не забудем, что низшие силы человека ненавидят всякое действие, тем более действие полезное будет всегда под ударом сил тьмы. Они изберут последний миг, чтобы осадить смелость.

Учитель должен очень наставлять, чтобы мужество росло в гармонии с готовностью. Можно представить себе мертвое мужество, которое всегда неготово и находит оправдание в самых недостойных житейских обстоятельствах.

Так помните, что лучшие Силы будут с вами, когда готовность будет в полной мере.

Мыслитель говорил: “Будем готовы и днем и ночью, тогда и тьма исчезнет”.

500. Урусвати знает неутолимую жажду делания. Невозможно внушить это стремление искусственными мерами. Оно должно сложиться в глубине сознания, как следствие многих жизней. Нужно особенно беречь такие достижения. Названное делание не только полезно самому деятелю, но оно творит атмосферу, которая побуждает к здоровому труду.

В честь труда сложены величественные гимны и написаны возвышенные трактаты. Все это правильно и сделано во благо. Представьте себе труженика, пожизненно прикованного к неизменному станку. Услышать можно, как в древности гребцы приковывались на кораблях и рабы влачили за собой цепи колеса. Теперь цепи неуместны, но зато изобретены оковы более прочные.

Иначе могут звучать гимны труду, напетые у одного и того же каждодневного станка. Многие из таких тружеников даже лишены продвижения. В таком однообразии происходит и отдых, если только он не выразится в ужасах опьянения. Легко сказать, чтобы люди не одурманивались, но им нужно предложить пути возвышенные. Они усвоят беспрерывность жизни, они узнают о надземных химизмах. Они услышат о силе мысли, о самых лучших представлениях, но они должны получить еще нечто, что научит их повышать качество труда. Мастерство должно быть дано каждому человеку. В рукодельных творениях человек познает вечное совершенствование.

В каждом своем состоянии человек может приобщиться к какому-то ремеслу. Это ремесло сохранит человеку молодость мышления, — оно преобразит дом в очаг прекрасный. Сколько независимости создает вольное мастерство! Люди любят примеры: в разных веках можно наблюдать за развитием свободного мастерства. В нем и гимны труду споются звучнее, и сколько полезных улучшений произойдет.

Мы говорили, что ритмы труда есть своеобразная йога. При каждой йоге нужно устремление и восхищение. Эти цветы растут в саду мастерства. Возлюбив мастерство, человек полюбит и каждый труд, и тем ближе будет он и к Нам.

Мыслитель наставлял, что тот труд ведет к совершенствованию, который имеет в себе красоту.


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>


Оглавление