Закладки   Карта   Домой

Агни Йога
Темы Учения
Работы Рерихов
Читальный Зал
Библиотека
Контакты
Форум


На сайте
11

Powered by Yan Zlobin's Web Server

Copyright © Yan Zlobin
2000 - 2011

Агни Йога

Сделать закладку   Перейти к закладке   Справка   Оглавление  

Братство часть 2 - Внутреняя жизнь

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>

141. Урусвати знает меру решимости для выполнения Наших поручений. Неготовые люди будут жалеть о многих предметах, которые придется покинуть. Некоторые будут плакаться, что им нужно телесно отдаляться от областей Наших Башен. Но они забывают, что духовное общение не нарушено и расстояния не имеют значения.

Но тот, кто знает надлежащую меру решимости, не пожалеет ни о чем из прошлого, когда ему указан путь в будущее. Не только нужна готовность, но именно решимость. Вы понимаете различие в этих словах. Мы учим развивать решимость, чтобы никакие земные обстоятельства не могли влиять на меру решимости. Нередко ничтожный земной предмет воздействовал не только на судьбу отдельного человека, но и на судьбу народа. Стыдно, если предмет рукотворный может преградить путь подвига.

Мы учим, чтобы люди могли превозмочь временное, которое заслоняет великую Беспредельность. Так Мы указуем на сферы надземные, чтобы расширить кругозор мышления. Не могут утверждать люди земное преимущество, если они привыкли мыслить о высших мирах. При таком мышлении люди легче найдут в себе решимость, явление подвига и выполнение Наших поручений. Не будут они задумываться о земных сложностях, ибо многие задания можно решить лишь высшею верою вдохновения. Нужно быть настолько уверенным в Нашей помощи, что магнит веры привлечет самую несломимую энергию. Наша Внутренняя Жизнь полна стремлением помочь.

142. Урусвати знает, насколько внимательно нужно относиться к Нашим указаниям. Люди склонны относить к себе даже космические данные. Конечно, утонченная внимательность появляется как следствие великой преданности. Из любви и преданности рождается умение прислушиваться к словам Учителя. С годами можно убедиться, насколько своевременно были все Наши указания. Часто для памяти Мы называем лишь страну или город или имя, но если сопоставить все эти заметки, можно получить целую цепь событий.

Армагеддон начался в тридцать первом году, и теперь ссылаются на сорок второй год, когда произойдет следующая ступень мировых решений. Сорок второй год Мы уже называли, тем показательнее, что тот же год звучит в толпах. Около каждого указания развертывается целая эпопея мирового значения.

Вспомним, в каких кратких словах было сказано о Китае, и не только о судьбе одного народа, но и о событиях многих стран. Только чуткое ухо может уловить спешно названные имена. Иногда Мы несколько изменяем имя, чтобы избежать подслушивания. Но когда в жизни это имя появляется, чувствознание немедленно остановит внимание на нем. Техника предвидения составит огромную науку в будущем, но она может быть дана, когда человеческое сознание оздоровится.

Правильно сожалеете о пренебрежении к гуманитарным наукам. Только разумное сотрудничество всех наук даст понятие о единстве знания. Но каждое изуверство будет разложением. Нужно понять, что изуверство есть невежество. Изуверство основано на отрицании и осуждении. Так, можно видеть, с чем Нам приходится бороться. Но люди не жалеют осуждений в отношении Нас. Не изуверы, но даже мыслящие пытаются исправлять Наши наставления. Напомним о писателе, который предлагал ограничить Наши задания, даже не потрудившись прочесть Наш совет. Можно назвать многих, которые пытались препятствовать деятельности Братства. Впоследствии некоторые неправые судьи раскаивались, но нанесенный вред должен быть изжит. Такие нарывы изживаний составляют самую тяжкую долю земную. Текущие трудные дни не что иное, как изживание бесчисленных скоплений. Прислушаемся внимательно к стону Земли.

143. Урусвати знает много физических воздействий на психическую энергию. Мы указывали на пространственные токи, влияющие на весь организм человека. Но помимо такого проявления можно видеть, насколько каждая психическая энергия повышает напряжение всех центров. Так, например, сильная электрификация помогает первой степени передачи мысли на расстояние. В Америке можно убеждаться в этом, но производящие опыты не думают, какая энергия способствует их опытам. При дальнейшем развитии психической энергии она не чувствует таких окружений, но при начале опытов такое воздействие весьма ощутимо. Каждое напряжение уже будет развивать нашу силу.

Один ученый утверждал, что он может особенно напряженно думать, находясь перед горящим камином. Другой находил, что на него влияло кипячение воды. Третий мог сказать, что наиболее удачные решения ему приходили во время грозы. Можно привести много свидетельств, насколько даже самое обиходное напряжение создает усиление мышления. Остается лишь наблюдать, что именно способствует или подавляет энергию. У Нас именно развита такая наблюдательность. Можно ее приложить ко всем условиям жизни. Сила мысли, умноженная естественными условиями, будет служить на самых дальних расстояниях.

Мы уже говорили, что явление бумеранга поражает восставших против Братства. Невежды будут твердить О Нашей мести, но дело лишь в так называемых разрядах энергии. Каждый, задевший заряженную лейденскую банку, получит искру, но было бы глупо говорить о мести или о злобе банки. Просто нужно внимательно относиться к явлениям жизни, и допустить, что может существовать нечто незримое в дальних мирах и даже на Земле.

144. Урусвати может отметить целую систему вибрационных лечений на расстоянии. Такие лечения со временем войдут в обиход медицины, но сейчас они вызывают лишь злобствование врачей. У Нас обращают внимание на особое вибрационное воздействие, применяемое гораздо чаще, нежели люди полагают. При этом следует помнить, что следствие таких воздействий будет гораздо сильнее, если они будут восприняты сознательно.

Между тем, за малым исключением, такое Наше лечение не вызывает очевидного внимания. Люди готовы объяснить вибрации самыми нелепыми предположениями. Они будут усматривать каждый симптом нездоровья,, но пренебрегают сильными ощущениями вибраций. Они иногда будут дрожать под токами лучей, но сейчас изыщут причину. Они вообще будут отрицать возможность передачи вибраций на расстояние. Даже беспроволочный телеграф не заставляет людей представить параллель во многих областях.

Урусвати может засвидетельствовать, как часто производятся вибрационные воздействия на разные центры, и как скоро наступает прекращение болей. Невозможно представить, чтобы такие разнообразные вибрации могли порождаться самим пациентом, нужно и внешнее воздействие.

Утверждаем, что среди нахождений человеческих будут и такие вибрационные лечения. Множества болезней, и невралгий, и психических заболеваний будут излечены. Рак в своих первых стадиях побеждаем такими вибрациями, и камни могут быть растворены, и железы могут быть приведены к нормальной работе. Также и некоторые накожные болезни будут излечиваться легко.

Могут спросить — много ли повысит успех лечения сознательное восприятие? Очень, больше половины, ибо сознательное восприятие приведет в действие всю психическую энергию организма — такой союзник всегда необходим.

145. Урусвати знает, как часто из глубин сознания встают неизвестные имена, названия мест и слова иноземные. Ученые называют это подсознанием, но они забывают, что пространственные сообщения отлагаются в “чаше” людей и при импульсе вновь встают, уже переходя в мозг.

Что же представляет собой этот импульс? Часто он будет Нашим лучом, который зажигает поверхность “чаши” и вызывает соответственные сокровенные знания. Потому следует очень внимательно прислушиваться к таким вспышкам знания. Они будут как бы яснослышание, но Мы посылаем луч, вызывающий их из глубин сознания. В жизни каждого дня нужно познать, как своевременно посылается такое напоминание.

Люди говорят, что мало получают высоких указаний. Несправедливо такое ярое заявление. Даем много, но воспринимается мало. Потому следует напоминать, чтобы люди больше следили за возникновением в сознании нежданных слов. Не изгонять нужно такие вести, но заботливо применять их к окружающему. Много самых полезных данных мелькают, как крылатые мотыльки, и люди только отмахиваются от них.

Мы не устанем рассыпать полезные сведения, но советуем относиться к ним внимательно. В Тонком Мире пригодятся такие сведения. Там нужно особенно уметь улавливать пространственные мысли.

146. Урусвати имеет записи о некоторых днях Великого Путника. Она сохранила в памяти Облик Его. Великий Путник избрал стремительный подвиг и поразительное завершение. Почитая Его, люди мало ценят, что Он обращался к народу и положил основание переоценки женщины. Во всех древних апокрифах находим отдельные черты, сохраненные верными почитателями. Было бы ошибкой отвергать так называемые апокрифы. Кто может утверждать, что они ложны? Они могут быть отрывочны и разновременны, но основаны они на преданиях дружественных. Это качество тоже мало оценивается. Казалось бы, недоброжелатели должны наклеветать, но прекрасный облик Великого Путника остался светлым. Все заблуждения последователей не коснулись Путника Великого. Так мы можем приближаться к Высшим Обликам, и никому не запрещается подражать Им достойно.

Надо отметить, что главное Учение было дано Им в тонком теле, и такое завершение вполне соответствовало блестящему заявлению Истины. Мудро дал Он простое слово народу об основах жизни. Лишь малому числу можно было доверить Тонкого Мира поучения, ибо по обычаю Учение давалось устно. И в апокрифах не отразились последние наставления, они касались силы мысли и не могли быть поняты народом. Учитель знает, что по неразумию может быть обращено во вред.

Появление в тонком теле составило заключительную часть подвига. Без всякого отдыха было продолжено Учение. В малых намеках можно видеть, что даже истинные ученики трепетали от такого мощного явления. В одном из апокрифов упоминается об упавших мертвыми или замертво, то и другое могло произойти. Но главное явление имело поразительное следствие. Учение осталось, и никакие извращения не могли затемнить его.

Не беда, что люди нагромоздили около Прекрасного Облика свои неуклюжие приношения. Существующие Изображения не походят на самого Великого Путника. Спросят — почему же не выправлено Его Изображение? Но почти все изображения не отвечают сходству. Существует и причина тому. Наиболее сокровенные Изображения не выдаются широко. Существует и причина тому, люди обычно предпочитают Облик, сложенный ими самими. Также люди не признали бы и обстановку жизни Великого Путника. Не поверили бы, что Он трудился усиленно и знал не одно мастерство. В Его стране можно найти гончарные изделия Его рук. Они являются целительными талисманами. Но кто знает о таких добрых знаках? По пути Великого Путника много добрых знаков.

147. Урусвати помнит поразительные черты Великого Путника: глаза, лоб и светлые русые волосы. Так необычны эти черты среди местного населения, что они порождали нелепые россказни, но нужно помнить, что люди все поразительное пытаются извратить в нелепость.

Мало знает история о Матери Великого Путника, которая была не менее великой, нежели ее Сын. Матерь была из великого рода и собрала в себе утонченность и возвышенность духа. Она прибегла к первому пути, чтобы обезопасить ребенка. Она заложила в Сына первые высшие думы и всегда была оплотом подвига. Она знала несколько наречий и тем облегчила путь Сыну. Она не только не препятствовала хождениям дальним, но собирала все нужное для облегчения странствий. Она пела колыбельную песню, в которой провидела все чудесное будущее. Она обращала внимание на народ и знала, что он может сохранить сокровище Учения. Она поняла великие завершения и ободряла даже мужей, впавших в малодушие и отречение. Она была готова пережить тот же подвиг, и Ей Сын поведал решение свое, укрепленное Заветами Учителей. Именно Матерь знала о тайне хождений. Не нужно признавать местные обычаи, чтобы понять основание жизни Великой Матери. Не обычаи, но утверждение будущего вело волю Матери. О Ней, поистине, мало известно, но, говоря о Великом Путнике прежде всего следует сказать о Той, которая незримо вела Его по высотам.

148. Урусвати не забудет о симфонии сфер, слышанной сегодня. В ней выражалась основа грядущего, величие и грусть. Созидание велико, но глубока грусть, что преуспеяние дается при затрате самого драгоценного.

Не будем забывать, что Мы готовы отрывать куски своей ауры, чтобы поражать тьму. Мы готовы на жертвы, но грусть в том, что мы видим, сколько сил тратится на противостояние тьме. Пусть эта симфония звучит символом.

149. Урусвати помнит Великого Путника. Среди пустыни Аравийской Он был в одиночестве, но в шатре Шейха Он нашел друзей и пособников. Часто Он оставался один. Не следует думать, что странствие Его всегда протекало в богатых караванах. Также не забудем, что облекшись в земную оболочку, каждый становится в условия плотного мира. Такое обстоятельство обычно упускается из виду, и предполагается, что Наши Братья, идущие в Мир, будут в каких-то неестественных условиях. Естество есть законом ограниченное состояние. Каждый из Нас знает это и сознательно избирает путь.

Не невозможно, что Путник встретит и темных на пути. Не думайте, что сказанное о встрече Великого Путника с князем тьмы есть вымысел или символ. Урусвати может подтвердить, как она видела неоднажды разных темных сущностей до иерофанта зла включительно. Казалось бы, в чем разница таких нападений от обычных натисков тьмы? — Разница велика, ибо Наши Братья не страшатся таких нападений, и тем не могут быть повреждены. Так, Великий Путник видел нередко ужасные облики, но не убоялся.

Многие не поймут, почему такой Великий Дух должен видеть несовершенных темных сущностей. Но сила магнита влечет и темных. Они мечтают хотя бы чем-нибудь смутить и повредить. Даже малейшее сомнение не позволить ходить по воде и по огню, или подниматься на воздух. Упоминаю это, ибо Великий Путник мог успешно и ходить по воде, и подниматься на воздух. Главное условие было в том, что в Нем не было никакого сомнения.

Твердо Он шел, ибо решил в сердце подвиг. Уже был предуказан подвиг, но его нужно было принять всем сердцем, без сомнения и без сожаления. Такое неуклонное движение не поддерживалось ни кем из окружающих, кроме Матери. Но Ее водительство заменяло Путнику все трудные страдания. Нужно запомнить эти черты жизни Великого Путника, чтобы проникнуться величием Его подвига.

150. Урусвати знает, что Великий Путник направлял сознание человеческое к Наивысшему. Он понимал, как люди еще не могли мыслить срединным путем. Так, даже если человек пытался произнести Несказуемое, и тогда Великий предоставлял лучше обращаться к Наивысшему, нежели понизить мышление. Нужно понять, как Великий учил народ молиться в сердце, на горе, среди горнего вдохновения.

Невозможно обнять всю глубину проповеди Великого, ибо в самых простых словах Он давал наставления всей сущности жизни. Именно, ценность Его подвига была в простоте. Эта простота не была измышлена для народа, но красота была в том, что Высочайшее выражалось наипростейшими словами. Нужно постоянно обращать сложное в простое. Только в простоте выражается добро — такова деятельность Великого Путника.

И в Тонком Мире влияние Его велико, и любит Он опускаться в низшие слои, чтобы прана Его ауры очищала темные сферы. Не думайте, что Ему, даже Ему, легки такие нисхождения. Тем более может служить примером Его целительное прикасание к язвам страданий.

У Нас принято посещать низшие сферы Тонкого мира. Уявление сердца может спасти множества.

151. Урусвати знает, что каждый Великий Учитель близок врачеванию и искусству. Также Великий Путник особенно выделялся этими качествами. Лишь в некоторых апокрифах можно найти отрывочные указания на советы о врачевании. Не следует думать, что несколько перечисленных чудес уже исчерпывали всю деятельность. Множество врачебных целений совершалось. Они распадались на два вида — люди приходили за исцелением, или Великий Сам прикасался там, где Он видел зачаток болезни. Нередко человек не знал, почему к нему прикоснулся Прохожий. Такое действие было истинной щедростью Великого Духа, который подобно неутомимому сеятелю раздавал зерна добра.

Также нечасто можно найти в апокрифах слова о красоте, но все-таки, они произносились. Учитель обращал внимание на прекрасные цветы и на сияние солнца. Также Учитель поощрял хоровое пение, ибо оно — сильнейшее средство для вибраций гармонии. Но Учитель не настаивал на этой прилагательной стороне музыки и пения. Он лишь звал к радости и вдохновению.

Среди учеников было много горя и житейских бедствий. Учитель помогал прежде всего поднятием духа. Лишь когда равновесие устанавливалось, Он начинал обсуждать положение. При этом он никогда не осуждал прошлое, но устремлял к будущему. Учитель ясно видел будущее, но выдавал лишь по сознанию. Учитель находил суровые слова там, где сознание было мертво, — так Врач и Творец совершал свой Путь.

152. Урусвати слышала величественную музыку сфер и также скрежет хаоса. Из этого смятения и воплей Великие Учителя образуют гармоничную симфонию. Только тот, кто слышал обе крайности, может судить о протяжении такой эволюции. Лишь несведующие полагают, что арфы победные звучат по первому приказу. Но от бездны хаоса до гармонии Небес — путь труден. Потому-то Великие Учителя будут и Великими Тружениками.

Люди хотят увидеть Учителей в своем одеянии. Если Учитель в какой то мере отличается от символического представления, то не малое сомнение возникает. Требующий не подумает, что его запрос основан на невежестве, и не может вообразить, что измышленный им облик будет пошлым. Вообще, в большинстве случаев изображение Великих Учителей представляет безвкусие. Люди хотят, чтобы учитель и внешне отличался от присутствующих. В таком случае присутствующие не распознали бы Великого Путника.

Он не отказывался посещать праздничные собрания и беседовал о каждодневных нуждах. Лишь немногие замечали, сколько мудрых советов давалось с улыбкой и ободрением. А улыбка Его была прекрасна. Эту задушевность даже ученики не всегда оценивали. Бывало и осуждали, когда, по их мнению, Учитель уделял много внимания незначительному человеку. Между тем прекрасные сосуды открывались под такими улыбками. Также бывали осуждения за беседы с женщинами, но Учение было охранено, именно, женщинами. Также осуждали присутствие так называемых, язычников, забывая, что Учитель пришел к людям, а не для одной секты.

Упоминаю о таких осуждениях, ибо они сделали облик Великого Путника еще человечнее. Если бы Он не соприкоснулся с жизнью и не страдал, то и подвиг Его утерял бы свое величие. Никто не думал, какие страдания причинили Ему соприкосновения с разными беспорядочными излучениями.

Мысль о подвиге не покидала Великого Путника. Осуждение, слышанное Им, тоже привходило в несение подвига. Так проходил свой стремительный путь Великий Учитель. Мы любим вспоминать такие примеры.

153. Урусвати знает из апокрифов, что люди хотели сделать из Великого Учителя народного героя. Такие желания нередко высказывались по отношению Великих Учителей. Происходило печальное недоразумение. Конечно, Великий Учитель и есть герой и вождь, но многие сознания не могут вместить истинные значения этих понятий, — так свиваются терновые венцы.

Урусвати слышала Голос Великого Путника, но мог ли Он принадлежать водителю толп? Именно толпы своими криками ввели Путника под особые страдания. Толпы, те же самые толпы, кричали о царстве и они же торопили казнь. Так они своеобразно способствовали исполнению пророчеств.

Невозможно представить, какая карма ложилась на множество безумцев! Могут теперь многие помнить события, которые легли на плечи многих поколений. Это не наказание, но следствие безумия свободной воли. Когда советую очень воздерживаться от неразумных слов и мыслей, тем самым прошу подумать о будущем.

Учитель мог пройти путь подвига и без рычания толп, но именно, даже исцеленные Им наполняли пространство угрозами и проклятиями. Такое проявление свободной воли можно называть многими именами, но, все-таки, оно останется свободной волей. Правильно считать свободную волю высшим даром, но как разумно нужно пользоваться драгоценным сокровищем! До сих пор Мы храним в Наших тайниках многие предметы, связанные с жизнью Великого Путника. Можно удивиться, насколько излучения Его сохраняются в течение многих веков. Такое мерило есть самый верный показатель количества всеначальной энергии. Именно, не тогда, когда рука или дыхание намеренно посылают силу, но когда каждое произвольное касание уже наслаивает неизгладимую энергию.

Так помните о необычной всеначальной мощи великого Путника.

154. Урусвати знает, что Великие Учителя могут говорить с животными. Пример Великого Путника и в этом отношении поразителен. Но следует понимать разумно такое общение с животным миром. Люди могут не прибегать к животным звукам, и, все-таки, понимать их. Психическая энергия может непосредственно соприкасаться с такой же энергией и достигать понимания.

Прежде всего, необходимо отсутствие страха и гнева с обоих сторон. Также нужно преисполниться истинным доброжелательством, но нельзя солгать в таких свойствах. Многие трусы уверяют в своем могуществе, а самые злобные прикинутся добрыми, тогда нет пути. Между мирами утеряна связь самая естественная, ибо живые твари утратили обоюдное доверие. Теперь рассказывают, как редкое явление, если двое животных разной породы могут жить вместе. Люди тоже приближаются к животным с сомнением. Откуда же зародиться взаимопониманию?

Но если бы увидеть, как Великий Учитель обращался к животным и птицам, то можно бы убедиться в существовании живой связи между мирами. Он мог позвать птицу к себе на руку и послать ее в определенном направлении. Он мог утишить любое животное не окриком, но внушением спокойствия. В старых преданиях говорится о приходе больных животных к Учителю для исцеления. Можно привести много таких примеров, и Учитель имел право назвать животных меньшими братьями. Но не было никакой условной нарочитости в этих свободных общениях, было не рабство, но сотрудничество.

155. Урусвати знает, насколько долго помнят животные излучения своего хозяина. Если это можно наблюдать в повседневности, то насколько мощно наслаивается излучение Великого Учителя! По этому можно замечать, что Учителя, с одной стороны, закладывают магниты, но с другой, Они уничтожают свои вещи, чтобы не оставлять умышленных излучений в невежественных руках.

Можно видеть в истории, как распылялись предметы, принадлежавшие Учителям. Например, картины Сен-Жермена остались в четырех странах: во Франции, в Англии, в Германии и в Нидерландах под разными именами. Несколько осталось в семье Ван-Ло, но большинство было уничтожено автором.

Такая же судьба принадлежала предметам, бывшим около Великого Путника. Говорю о предметах, бывших около, ибо Он их своими не считал. Такой отказ от собственности выливался естественно, ибо Он шел стремительно.

Не мало было удивления среди учеников, когда Он хотел трудиться вместе с ними, чтобы пропитание давалось трудом. Именно такая основа применялась и другими Нашими Братьями. Один, бывший Императором, любил при начале трапезы сказать: “Кажется, заработал свой хлеб”. Несколько самых ревностных учеников отпали именно по причине такого постоянного труда. Знаете такой пример и на севере.

Таким образом нужно очень понять распределение магнитов, оставленных Великим Путником. Их не много, но места их замечательны. Он поручал ученикам относить такие магниты в дальние страны. Нужно вспомнить, как далеко проникали Его вестники. Люди не знали их, но все-таки чуяли значение таких посланников и ненавидели их, как злобствуют на все непонятное.

156. Урусвати знает, что Великий Путник одним взглядом обращал окружающих к Наивысшему. Учитель говорил: “Братья, решительно для всего вы находите значительное время, но Наивысшему вы оставляете лишь краткие мгновения. Если бы вы отдавали Наивысшему лишь время, потраченное на трапезы, то вы уже сделались бы учителями”. Так Он учил жизненно пользе обращения к Наивысшему.

Также говорил Он: “Когда обращаетесь от всего сердца, то почувствуете, как бы крепкую нить, связующую с Великим Сердцем”.

Также говорил: “Не тревожьте друг друга, когда видите, что кто-то углублен в молитве. Можно повредить человеку, можно разорвать его сердце неразумным вмешательством”.

Также говорил: “Умейте явить чистоту, и полощите рот после каждой пищи. Не опьяняйтесь, ибо в безумии человек хуже последнего животного”.

Также говорил: “Не вкушайте мяса, если есть возможность к тому”.

Так можно найти в апокрифах много намеков о всех сторонах жизни. Кроме найденных уже апокрифов можно открыть и еще несколько. Не будем судить о времени записей, ибо они не однажды переписывались и переводились.

Кроме того, не забудем, что установленные писания выбраны случайно из множества имевшихся. Так следует отнестись со вниманием ко всему, дошедшему из прошлых веков. Также не забудем, что в позднейшие века апокрифы не записывались, и они относились к векам не очень удаленным от событий. Не будем относиться лишь отрицательно, ибо и теперь находят отрывки древних писаний.

157. Урусвати испытала чувство отрыва от Земли. Такое чувство и магнитное притяжение могут знать лишь испытавшие их. Они могут понять, насколько учитель может подвергаться сильнейшим притяжениям. Он имеет право оторваться от Земли, но не делает этого. Но испытывает при этом тяжкую тоску. Нельзя словами выразить эту степень тоски. Лишь мощь сознания может вывести из таких подавляющих приступов.

Также следует отметить качество делимости духа Учителя. Знающие это качество понимают, как в такие мгновения ощущается полное отсутствие. Обычно такие мгновения очень кратки, но при развитии делимости духа, они могут быть весьма глубоки. Можно представить, какие мгновения отсутствия испытал Великий Путник! Это не есть потеря сознания, но именно отсутствие частичное, когда психическая энергия работает на дальних расстояниях.

Уявление Облика Великого Путника ощущалось во многих местностях одновременно. Люди совершенно отчетливо видели Его наяву и во сне.

У сердца много работы при делимости духа. Можно представить, насколько опасно нарушать покой во время таких отсутствий. Это состояние почти равняется выходу тонкого тела, но люди не считаются с таким напряжением, и нередко происходит вред.

158. Урусвати знает, что есть священная боль. Современные врачи назовут эту боль невралгией, ревматизмом, нервными судорогами, воспалением нервных каналов. Много определений будет высказано, но даже земной врач усмотрит нечто необычное. Мы определяем это нечто, как стук психической энергии в Беспредельности. Можно наметить, что такие боли начинаются без видимой причины и умолкают тоже без следствий. Они разновидны, и невозможно предвидеть, какой центр заболит.

Теперь можно вообразить, насколько подвержены таким напряжениям Великие Учителя! Не может быть иначе, всеначальная энергия стучится в новые сферы. Она стремится вздохнуть там, где вибрации ей отвечают. Но свободная воля Учителя привязывает явление к Земле во благо человечества.

Нужно понять, что лечение таких болей может быть только вибрационным. Мы посылаем токи, и нередко они доходят до очень сильных степеней. Явление таких болей не мало мучило Великого Путника. Он в такие часы удалялся в пустыню, там легче было принять вибрации. Никто не предполагал, что Великий Путник может испытывать такие боли. Люди полагают, что Учитель должен быть изъят от всех земных проявлений. Сам Великий Путник не скрывал, насколько Он нуждается в сотрудничестве людей. Он постоянно повторял, что дается по вере. Так Он учил значению всеначальной энергии.

Лишь при полном осознании энергии можно вызвать ее действие. И только при добром желании она будет служить. Так можно видеть в жизни Великого Путника самые человеческие и научные утверждения.

159. Урусвати может передать черты Великого Путника художнику, склонного к изображению человеческих ликов; хотя бы в общих чертах можно запечатлеть Изображение. Напомним еще раз черты Его: волосы светло-русые и, действительно, довольно длинные, концы их несколько темнее, слегка волнистые, мелкими извивами, но пряди остаются заметны. Лоб светлый и широкий, но не видно морщин; брови несколько темнее волос, но невелики, глаза синие и подняты в углах, ресницы дают глазам глубину. Немного заметны скулы, нос небольшой и довольно мягкий, небольшой рот, но губы довольно полные. Усы небольшие, не закрывающие рта. Также борода небольшая и слегка раздвоенная на подбородке. Такие черты побуждали любить Учителя. Не столько красота, сколько выражение делало Учителя запоминаемым.

Так и каждый, обращающийся к Учителю, должен преисполняться любовью. Почитание и уважение без любви не могут быть действительными. Некоторые думают, что любовь может унижать почитание. В этом заблуждении заключено непонимание высшего чувства. Лишь тот ученик, кто любит Учителя. Каждое обращение имеет основой любовь или страх, но страх неуместен там, где стремятся к Свету.

Урусвати вспомнила, как совершала плавание в лотосе. При всей хрупкости такой ладьи, она не ощущала никакого страха. Это символ бесстрашия при устремлении к Учителю. Лишь любовь может создать такое бесстрашие. Очень нужно развивать в себе такую пламенную любовь. Даже здоровье укрепится при таком высшем чувстве. Невозможно без нити любви противостоять всем натискам хаоса.

Вспоминая Лик Учителя, можно проникнуться любовью. При этом нужно помнить, что не может быть исключительной любви среди Братства Великих Учителей. Ученик будет иметь своего Учителя, но он будет относиться с любовью и к другим Учителям. Именно избранный Учитель будет ближайшим, но узревая подвиги других Учителей, чувство любви будет искренним.

160. Урусвати знает, что Великий Путник имел обычай на песке чертить различные знаки, потом сметал их. Ученики спрашивали, почему Учитель не писал те же знаки на чем-то постоянном? Но Учитель начертил знаки на воздухе и сказал: “Вот наиболее постоянный явленный устав. Ничто не изгладит эти начертания”. Так Учитель разъяснял силу мысли.

Некоторые утверждали, что знаки пространственные сияли как молния. Учитель не отрицал возможность такого сияния и говорил: “Будет время, и люди познают, как передать начертания свои на дальние расстояния”. Ученики не могли понять, о чем им сказано.

Еще говорил Учитель: “Уберегитесь от дурных мыслей, они обратятся на вас и осядут на плечи ваши, как омерзительная проказа. Но добрые мысли вознесутся ввысь и вас вознесут. Нужно знать, насколько человек носит в себе и свет целебный, и мрак смертный”.

Еще говорил: “Мы расстаемся здесь, но можем встретиться в облачениях Света. Не будем заботиться о базарах, ибо в царстве Света одежды выдаются по желанию. Не будем печаловаться, когда нас ждут с радостью лучшие друзья”.

Еще говорил: “Не будем жалеть о том, что изнашивается быстро, ибо нам уже готовы одежды прочные”.

Еще говорил: “Вы привыкли бояться смерти, ибо вам не говорили о переходе в Мир лучший”.

Еще говорил: “Нужно понять, что добрые друзья и там будут трудиться вместе”.

Так постоянно Великий Путник учил вечности и силе мысли. Но такие заветы были понятны лишь немногими. Даже невозможно представить, как мало было число, запомнивших слова Учителя! Между тем, Он умел говорить кратко и просто.

У Нас особенно ценят умение сказать кратко. В пространстве такие иероглифы высекают очень четкие знаки.


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>


Оглавление