Закладки   Карта   Домой

Агни Йога
Темы Учения
Работы Рерихов
Читальный Зал
Библиотека
Контакты
Форум


На сайте
11

Powered by Yan Zlobin's Web Server

Copyright © Yan Zlobin
2000 - 2011

Агни Йога

Сделать закладку   Перейти к закладке   Справка   Оглавление  

Община

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 >>

221. Когда говорим об образовании психической энергии в сознательное оружие, могут спросить — с чего начать? Нужно начать с осознания присутствия ее. Для этого осознания необходимо дотронуться до одного из самых основных понятий. Иногда это называли, неудачно, верою, но лучше назвать доверием. Вера отвечает самогипнозу. Доверие соответствует самоанализу. Вера неопределенна в существе. Доверие подтверждает непреложность. Идем путем непреложности. Нет суеверия осознать мощь человеческого аппарата. Достаточно задуматься над процессами мышления или рефлекса, или хотя бы пищеварения. Можно легко заметить проявление нервных центров, но нечто объединяет их деятельность сознательно, не входя в пределы разума. Этот орган называли духом, но определение это опять расплывчато, в нем нет устремления.

Великий АУМ есть психическая энергия, питаемая праною. Можно рассматривать ее, как физический орган, ибо она поддается изменениям. Ощущение этого всесвязующего органа должно наполнить радостью каждого общинника. Такая кооперация позволяет думать и мировых размерах. С этого сознания начинается ощущение возможности управления психической энергией.

Утверждение поможет захотеть привести в действие найденный орган. Желание при сознании ответственности приведет к нахождению Учителя. Все дело в качестве и расширении сознания.

Говорил — можно, никогда Не Запрещал. Если будете искать ближайший коррелят психической энергии, это будет действие.

222. Люди даже при еде запинаются о непривычную посуду. Было бы непоправимой ошибкой послать мысль, не считаясь с качеством приемника. Давно говорилось о необходимости понятного языка для каждого слушателя, но в жизни это применяется очень редко.

Нужно, при убеждении посредством применения психической энергии, употреблять язык убеждаемого. Могли не раз заметить, как язык Учителя соответствовал выражениям учеников. На этом слагались нелепые подозрения о подделках, ибо кому-то казалось странным, что характерные выражения ученика передавались речью Учителя. Но никто не подумал, что таким образом облегчалась усвояемость. Нужно также понять, что при совместной работе обобщаются способы выражений — иероглиф понимания углубляется. Но незнайки продолжают клеветать о подделке и не хотят обернуться на себя, припомнив разницу своих выражений с разными людьми. Мы лишь расширяем тот же принцип. Мы предлагаем применить язык слушателя во всей его характерности. Нам нет дела, в чем Нас будет обвинять обыватель, Нам нужно благое следствие. Если для спасения от опасности вы должны применить самое странное выражение, не помыслите же промедлить! Это условие необходимо при усовершенствовании передачи мысли.

Прежде всего, вы должны испытать свою находчивость и применяемость в самых различных условиях. Легкость приемов мышления создаст крылья мысли вашей. Можно начать с самого характерного выражения слушателя, это привычное слово легко закрепится в сознании, но для этого нужно сострадательно подметить все характерное. Придется иметь тысячу глаз.

223. Методы Запада и Востока по передаче мысли различаются. Для внушения Запад старался применить непосредственное, агрессивное воздействие: дотрагивание, фиксирование взглядом, громкое бормотание приказа своей примитивностью напоминают низших колдунов южной Индии. При этом такой приказ отличается недолговременностью и обычно охватывает сознание лишь для одного определенного действия. Восток, прежде всего, ищет внутренний контакт с состоянием сознания, что позволяет тверже, длительнее наполнить сознание.

Западник старается сверлить вас взглядом, но восточник, посылая мысль, именно, не будет смотреть на вас, ибо процесс взгляда понижал бы резкость приказа. Конечно, глаз посылающего будут открыты, и он будет представлять себе своего корреспондента, и в мысленном изображении он может полнее охватить сущность его. Никакое напряжение не усилит эффекта, но лишь непреложность сознания и верность тона психического звука. Скала распадается от детонации, не столько от толчка. Самое трудное легко достигается, если сознание достаточно и спокойствие не нарушено. Беда в том, что люди считают спокойствие бездействием.

Действие — энергия — свет.

224. Твердили: умейте найти радость в вечной работе и в вечном дозоре. Вы слышали музыку и пение в Нашей Общине. Нужно рассматривать их, как часть работы. Обычно люди при звуках впадают в психическое бездействие и даже не могут рождать образов. Это происходит от привычки понимать отдых, как отупение. Можно привыкнуть пользоваться искусством, как конденсацией сил. Не только возвышение деятельности, но и обострение сил дает произведение красоты. Но это положение нужно принять сознательно и научиться пользоваться эманациями творчества.

Можно ли мыслить построение общины без кристаллов звука и цвета? Поистине, это будет кротовая нора! Носители звука и цвета должны принести в общину сосуд нерасплесканный. Знание и творчество будут Амритой Общины.

Невозможно пресытиться знанием, неисчислимы подъемы творчества. В этой бесконечности лежит стимул вечной работы. Работающий может насыщаться, и дозор для него только радость сознательного бодрствования. Существо наше трепещет в спиралях света, и свет звучит.

Конечно, творчество разлито в каждом труде, но некоторые искры великого АУМ направляют течение жизни. То явление творчества образует узлы эволюции, им закреплена пряжа Матери Мира, закреплена в труде вечного действия.

Не нужно улыбаться на Наш язык символов Востока. Каждый символ содержит сложное описание свойств материи. Не видим нужды отменить краткий иероглиф, понятный сотням миллионам людей; тем более, что эти краткие знаки красивы. И вы, люди Запада, имеете право из длинного делать лишь красивое.

Цвет и звук будут Амритой Общины. Знание явит вечность работы. Действие окружает великий АУМ.

225. Изучение психической энергии облегчается одинаковостью основных законов. Как внешнефизические, так и психические условия подвержены аналогичному процессу образований и следствий. Возьмем простейший пример: человек идет по ветру или по течению сберегает много энергии. Когда человек приобщается правильному течению эволюции, он чудесно легко проходит препятствия. Дело лишь в том, чтобы здраво определить конструкцию эволюции.

Идти по направлению эволюции, вовсе не значит тащиться в хвосте большинства. Вся история человечества указывает, что угадывало эволюцию меньшинство. И эти немногие откуда-то черпали силы преодолевать препятствия.

“Контакт космического преобразования с психической энергией рождает состояние счастливого потока”, — так говорил Будда. Он указал различие между очевидностью и действительностью. Его сравнение очевидности с миражем годится для любой современной беседы.

Можно ли распознавать течение истинной эволюции, если слепая очевидность заслоняет действительность, и предубеждение является установившимся мнением?! Когда люди осознают мираж предубеждения?! В каждом предубеждении заключено злобное намерение человеческому существу. Это не мораль, но практическое предупреждение. Какое представление об общине может сложиться у предубежденных людей! Нелепо говорить с ними о свободном расширении сознания, у них нет понятия свободы, а без свободы не найти русла счастливого потока.

Задумайтесь о законах психической энергии.

226. Когда человек попадает в несовершенную общину, в ужасе он устремляется в противоположность — это неправильно. Понявший несовершенство должен начать более совершенное. Пусть растут новые общины, как в пустыне новые родники. Около каждого родник зазеленеет нежная трава, и струи родников сольются потом в одном течении. Неудача одной общины должна быть поводом к новым общинным строениям. Так мыслите о новых возможностях.

Мы ведь реалисты и можем свободно распоряжаться пространством. Великий АУМ зовет к действию!

Упорно мы знаем о наших новых местах, и для нас нет долгого пути. Через кольца змия поднимаемся на простор холма, ибо мы сберегли запас психической энергии и разочаровать нас нельзя.

Званный гость не отойдет, найдя одну дверь на запоре, но обойдет дом и осмотрит все входы.

Умейте в несовершенстве найти возможности!

227. Умершее сознание, как шелуха утраченного зерна. Понятие полной растворимости, иначе смерти, принадлежит продуктам психической энергии. Можно представить атрофию сознания, которое не питается устремлением и неуловимо разлагается в потоке тончайших энергий, неуловимо и невозвратно.

Говорят о необходимости питания ума книгами — это будет внешним проявлением. Но без устремления питание ума будет формальным и бесплодным. Устремление должно идти изнутри без внешних причин. Препятствия жизни не могут влиять на качество устремления. Коренной импульс, выведший из клетки минерала человеческую особь, не должен замирать, когда каменная клетка встала на ходули. Тогда и должно наступить пресыщение всем бывшим и неудержимое устремление вперед. Утратив устремление, человек перестает называться сознательным существом.

Моменты распада сознания характерно отражаются на физическом излучении. Можно видеть как бы клубы серого пара, стелящиеся вниз из солнечного сплетения, это подтверждает, что мы имеем дело с энергией, кратко сказать — великий АУМ обратился в пепел. Мы уже в детстве видим, как устремление пепелится.

Садовник, подойди и сними улыбкой пыль с лепестка! Улыбка, как крыло великого АУМ. Садовник, ты избрал заботу о цветах. Цвет зари звенит в радости звука пространства. Можно думать о дальних мирах.

228. Пришло время, когда каждому трудящемуся скажем: “Ты Наш!” Когда пересмотрим пути и знаки, начиная от звездных. Когда сократим языки и выражения мышления. Когда перечтем стих старины в последний раз.

Делили жизнь по периодам и по стилям, отдавая дань мерам несовершенных дней. Кто поделил созвездия? Кто поделил наречия? Кто припомнил наследия всех народов? Стиль определял особенности века. Внешние зазубрины орнамента носят предрассудки и условности лжи. Пора делить наследия лишь по потенциалу внутреннему. Нужно знать нарастания жизни. Формы гробов нужно оставить умершим. Правда, нужно ощущать шаги культуры, но не зигзаги изнеженности. Малодушие, закованное в неуклюжие латы, не вело к общечеловеческой радости, но реторта скромного алхимика часто светилась Общим Благом. Без суеверия мы должны просмотреть вехи роста человечества под знаком общины. Просмотреть, как победа общины росла, зажигая огни знания и красоты. Истинное знание и красота заключают в себе лучшую общину.

Отберем все лучшее и утвердим: познавший лучшее сделается общинником.

229. Твердость, спокойствие, находчивость, быстрота — так спрашивайте каждого, уверяющего в преданности общине. Но может оказаться спокойствие во время сна, твердость в бездействии, находчивость за едою и быстрота в получении денег.

Испытание постоянно применяется в общине. Самые новые формы жизни не исключают испытания. Вы знаете, что Мы против заранее объявленных школьных испытаний. Также мы против заранее оповещенных испытательных периодов. Эти поверхностные знания и лицемерные поведения не ускоряют, но замедляют развитие. Не Припомню, чтоб образовался выдающийся деятель, подчиняясь этим лицемерным условиям.

Начинайте строить общину, как дом знания и красоты. Никаких условных мерил не будет в этом доме. Все будут стремиться знать и выражать свое знание. Только непрестанное узнавание поможет, только насыщенный труд удержит от оборачивания в темный угол. Но мы ждем устремленных покинуть старую жизнь. Нет хуже, нежели принести с собой засушенку. Эти засушенки отнимают радость.

Новое строение должно стоять удаленно от жилых домов, чтобы функции обихода не касались здания, где куется будущее человечества. Мы согласны с тем, что общинники не дорожат жизнью, этим они подтверждают непрерывность существования. Но качество сознания должно быть напряженной заботой общинников. Приходится твердить о сознании, ибо люди не привыкли ощущать его.

Сентиментальность часто принимается за сострадание, гнев за возмущение и самоохранение за мужество.

Нужно понять, как напряженно надо очищать свои понятия, не только в мышлении, но в действии.

230. Казалось бы, навсегда покончено с двумя западными измышлениями — мистицизмом и метафизикой. Лаборатория, среднеоборудованная, говорит достаточно о свойствах единой материи. Но как только люди выходят за пределы опыта прошлого дня, они начинаю покрывать свою беспомощность неопределенными, пыльными названиями. Они восстают против метафизики и мистицизма, прикрывая этими пугалами все научные возможности грядущего дня. Метафизика прошлого дня обратилась в научную истину посредственного грамотея, а мистицизм оказался историческим фактом, и стенка гроба убедила больше сознаний, самых обширных.

Тогда Мы спросим: зачем же скептик-обыватель неустанно плетет легенды и ткет мифы? Тысяча лет достаточна для полировки самого изысканного мифа, и общественный деятель возносится на бумажный Олимп. И новорожденные скептики тянут его за край хитона, уговаривая своих товарищей посадить новых небожителей. Новый портной перекроит хитон, и миф рождается. Говорим об этих фениксах не для улыбки. Нужно наконец усвоить уявление действительности. А всякая невежественность должна быть реально обнаружена и удалена из общины. Обывательское мифотворство не присуще общине.

С Нашей Общиной могут идти понявшие реальность и истинный материализм. Нельзя себе представить мистика и метафизика за Нашей оградой. Метафизик, получивший удар, кричит: “Я поражен физически!” Мистик протирает глаза от сияния жизни.

Зачем вы живете? Чтоб познавать и совершенствоваться. Ничто туманное не удовлетворит нас.

231. Очевидность есть куриная действительность. Только напряженным совершенствованием можете приблизиться к действительности.

Совершенствование может показаться клерикальным понятием, но Мы понимаем совершенствование, как улучшение реального аппарата. Улучшение аппарата во всей его полноте достойно человечества.

При понимании физического аппарата люди должны стремиться к улучшенным формам.

232. Вы знаете, что условия Нашей Общины нелегки, но выполнение их облегчается участием во всех прочих общинах. Многие социальные организмы не обращают внимания на внутреннее содержание своих участников. Пройдя Нашу дисциплину, не можете признать общину там, где сохранены лишь некоторые внешние признаки ее.

Мы позволяем записать некоторые Наши беседы не для укора и противопоставления, но для сознания тех, кто когда-то слышал о Нашей Общине; кто знал о несбыточной мечте, претворившейся в жизнь. В ночные часы кто-то болел мыслью и тут же приукрашал быль. Нужно передать им Наши беседы.

Географ может успокоиться, Мы занимаем на Земле определенное место. Конспиратор может утешиться, Мы имеем в разных частях света достаточное количество сотрудников. Неудовлетворенный общинник может утвердиться в сознании практического существования Общины.

Явные, материальные члены и сотрудники Наши встречены вами в разных странах. Наши беседы не заключают в себе ничего отвлеченного. Мы работаем в линии великой эволюции. Каждый приближающийся к Нашей Общине становится действительником.

Работайте для действительности.

233. Много раз мы беседовали о расширении сознания и об овладении многими полезными свойствами. Как же происходит это нарастание? Если трудно усмотреть рост волоса, то много труднее уловить рост сознания. Ошибочно думать, что можно следить за нарастанием сознания. Ведь следящий аппарат претерпевает то же напряжение. Ведь его щупальца ищут всегда вперед. Невозможно отдать завоевание, если динамика движения не парализована. Так можно только на редких перепутьях досмотреть свое коренное изменение — это дар эволюции. Не нужно упускать динамику на мучительную самопроверку. На действиях и на следствиях познается правильное направление. Потому даже ошибочное действие Мы предпочитаем бездействию.

234. Мир раскололся на две части. Зная несовершенство половины новых явлений, предугадывая хитрость уловок старого мира, Мы всегда остаемся в мире, несовершенном и новом. Все знаем, все оцениваем. Вы имеете личное влияние, к вам придут с вопросом как мыслить? Скажите кратко — с Новым Миром, все ограниченные суждения отбросьте. Подумайте, как можно отойти от старых привычек. Напрягитесь принять полную чашу.

Не слова, но наполнение пространства толкает вас в непреложном приказе. Уничтожение страха поможет вам в трудный час. Особенно трудно преодолеть сознание одиночества. В мудрых сказаниях часто упоминается единоличная битва. Боец — он же разведчик он же советчик, он же решитель, он же герой. Заметьте, это слово было почти изгнано из словаря старого мира. Герой становится неприемлемым в жизни маленьких сердец. Как чужой, мог он стыдиться среди благомерия. Умейте быть там, где герои. Мир будет потрясен действительностью героизма.

Можно сегодня говорить вместо механики о герое. Пусть дети называют себя героями и применяют к себе качества замечательных людей. Пусть дадут им книги четкого изложения, где без примирительных смазываний будет очерчен облик труда и воли. Даже для медицинских целей этот бодрый зов жизни незаменим.

Нужно без промедления дать такой материал. Для этого берегите тех немногих, которые могут давать. Уничтожение их не может быть оправдано.

Кто-то скажет: “Опять ничего нового”, — но сам даже не знает, как проявлять указанную бережность. Нужно проявление находчивости не только в своей шапке, но и в мозгу.

Новый мир имеет почитаемых Учителей и будет иметь Их, как меру сознания.

235. Произнесем несколько детских понятий. Что есть нового? Ничего. Но есть лишь новое осознание явлений свойств материи для современного состояния ума. Нужно понять, что истинные утверждения не в самодовлеющем отрывании, но в действительной преемственности. Только в безбоязненном утверждении ряда последовательности можно укрепить явление. Кажется это простейшее соображение доступно детям, в нем заключена мощь солидарности. Но организационная солидарность еще не осознанна. Часто к несомненному вреду пытаются ограничить явление. Всякое раздробление, как топор по живому организму.

Удержите солидарность, почти забытую на Земле. Лучше ошибиться в ряду последовательности, нежели отрывать и дробить.

236. Могут спросить: “Как быть с предателями?” Легко изгнать лжецов и ленивцев, но предательство нельзя пресечь.

Можно привести случай, когда один Наш сотрудник допустил предательство. Держатель дозора сказал ему: “Суди себя сам”. Как бы ничто не произошло, предатель усмехнулся и продолжал жить. Но через год, лишенный сна, он ждал смерти, боясь ее. Ужас смерти есть самое тяжкое самосудие. Ужас смерти чуждается роста и завидует каждому посылающему привет смене жизни. Неописуем ужас смерти, не страх убегающий, но леденящий столбняк. Можно сказать потенциалу предательства: “Уберегись от ужаса смерти”.

Мы, конечно, видим, как построение общины стирает атрибуты смерти; как сам процесс перехода становится общественно незаметным. Как разрушаются кладбища и уничтожаются тюрьмы. Разве тюрьма не брат кладбища? Труд открывает тюрьмы. Огонь очищает кладбища. Труд и огонь — причина и следствие энергии.

237. Отказываться или приумножать? Конечно, приумножать полнокровно и радостно, но для Общего Блага. Но самый малейший намек на сектантство и лицемерное ограничение будет противоречить солнечной эволюции общины. Суровая радость избегает потемок. Кроты запрещений и ограничений никогда не увидят солнца.

Можно до такой степени ассимилировать сознание с рабской угодливостью, что каждое новое знание будет казаться преступлением или безумием. Разве действительность может потерпеть невежественные ограничения? Можем говорить так, ибо Мы не анархисты, но общинники. Много раз сказано о дисциплине воли и о приказе сознания. Давно установлена бодрость ответственности. Теперь мы должны направить зоркость на искоренение узости сектантства и суеверия. Сектант мечтает забрать власть для подчинения всего своему негибкому сознанию. Суевер больше всего боится, как бы случайным движением не напомнить чужое знамение, и очень много думает о себе. Суеверие и сектантство являются признаком очень низкого сознания, ибо потенциал творчества ничтожен, кому чужд принцип вмещения.

Необходимо всячески обнаруживать суеверие и сектантство. Не стесняйтесь останавливаться на этих вопросах, тем самым будете уничтожать ложь и страх.

Община есть вместилище всех возможностей и всех накоплений. Каждый умаляющий границы и мощь общины становится предателем. Община — чаша солнечной радости!

238. Угодья поджога несутся, напрягая старый мир. Как усмотреть извивы границ? Они перерезают страны, города, дома, семьи, даже люди перерезаны половинчатым мышлением. Стоит ли учитывать все извилины старого мира?

В легендах великаны переходили моря, отрывая монолиты скал. Уподобимся великанам и монолитам мышления. Робкую половинчатость рассеем, иначе она завладеет нами и предаст позорной казни через побитие счетоводными книгами. Знаем монолитное мышление

Когда сильны поджоги, думайте монолитно.

239. Бывает, что самый несомненный план может подвергнуться затруднениям. Спросят: как найти решение без чрезмерной затраты энергии? Может быть изменение по существу плана, или по размерам, или по месту. Изменить план по существу равно предательству. Урезание плана по размерам подобно близорукости. Наше решение будет в перемене места так, чтобы новые условия еще углубили основное значение. Не одобряем принцип “биться и погибнуть”. Мужественнее будет не терять сил и победить. Но для этого нужно все понимание правильности устремления, вся непоколебимость напряжения.

Любим стрельбу из лука. Неуклонное напряжение тетивы предпосылает полет стрелы. Пространство поет и спираль, вовлеченная в действие, умножает полезность частиц материи. Это новая броня куется.

Как счастливо, если можно найти новое место, углубляющее потенциал предыдущего! Не ограничивайте плана одним решением места — важна сущность плана.

Скажем тем, кто крадется и шепчет ночью, но умалчивает днем. Скажите им о словах достойных, иначе и ночью потонут во тьме. Предложите им успеть в новой жизни без приказа сознания. Новая жизнь еще плохо остругана, сущность эволюции еще не выражена. Но кто знает, куда идет, тот обойдет грязь пути.

240. Можно ли удовлетвориться жизнью личного обогащения? Можно ли присваивать себе свободную первичную материю, которая насыщает каждый предмет? Сумейте чуять о необходимости присутствия материи в каждом предмете. Часто соглашаются признать материю в далеком эфире, но признать материю в обработанных обиходных предметах считают нелепым. Между тем, признание высокой материи в каждом предмете поднимает представление о всех деталях жизни.

Конечно, вы всюду найдете сомнение. Конечно, скажут о метафизике ваших рассуждений, именно, когда вы будете касаться научно-физических наблюдений. Не обращайте внимания на рассуждения незнающих. Одно важно, считать Мировое Сотрудничество как необходимость эволюции.

Незнание, упрямство, подлость не могут служить препятствием установлению общины. Необходимо признать непреложность эволюции сотрудничества. Необходимо обращать каждый час жизни в нужное поступательное движение. Неужели можно жить, как слепые ужи?

Вы знаете, где вас ждут, и кто надеется получить вашу весть. Это окрылит ваш спешный, одинокий путь.


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 >>


Оглавление