Закладки   Карта   Домой

Агни Йога
Темы Учения
Работы Рерихов
Читальный Зал
Библиотека
Контакты
Форум


На сайте
11

Powered by Yan Zlobin's Web Server

Copyright © Yan Zlobin
2000 - 2011

Агни Йога

Сделать закладку   Перейти к закладке   Справка   Оглавление  

Сердце

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>

381. Явление передачи мысли на расстоянии и лечение дальними токами вам достаточно известно. Но об этом нужно упорно твердить, ибо люди меньше всего желают принять несомненное. Конечно, явление передачи мысли должно быть принято потому, что сердечное принятие посылок необходимо. Даже телеграфист путает механическую передачу, значит насколько тоньше должно быть сердечное восприятие. Кроме того, вы знаете, как легко пролетает мысль сторонняя через сознание и забывается, несмотря на четкость посылки. Сердце должно принять в недра свои эти не выраженные слова. Так же легко не замечать самые целебные токи, если мы будем в сознании противиться им. Сама постель может сотрясаться от токов, но этот стук может быть отринут. Также хорошо, если сердце доброжелательно понимает, что среди тепла не могут идти замораживающие токи без особых причин. Чтобы принять эти простые научные явления, нужна не слепая вера, но лишь открытая доброжелательность.

382. Постепенно можно принять многие тонкие явления, как обычные условия жизни. Это и есть преображение жизни и может вести к самому возвышенному состоянию, не выводя из жизни. Сами знаете, как можно беседовать на расстоянии и не раз испытывали целую батарею различных токов. К тому же вы знаете, как постепенно нарастают токи, и даже очень опасные случаи излечиваются Нашими токами на расстоянии.

383. Среди множества токов сильнейшими будут крайние охлаждающие и огненные. В Тибете Ур. испытала огненные и после них — охлаждающие.

Для огненных токов требуется ламами целая утрированная учителем процедура, но, как видите, можно идти непосредственно сердцем. Учитель направляет токи, но сердце самого Учителя иногда нуждается в соединительном веществе, тогда энергия ученика имеет особое значение. Учитель должен быть очень признателен, когда очищенная энергия ученика восходит мощною спиралью. Это зовется колесом сотрудничества. Также Учитель готов всегда поделиться запасом энергии, но и ученик должен быть готов иметь очищенное сердце.

384. Упражнение при охлаждающих токах можно сравнить с куском льда, приложенным к телу. Конечно ритм токов будет напоминать некоторый рефрижератор. Такое вибрационное движение дает не только внешнее, но и внутреннее пронизывание.

385. Устремитесь в будущее. Нужно принять текущее время, как мост над гремящим потоком. Не нужно привязывать сознание к кривым условиям, они лишь хворост на мосту. Обычно людские несчастья происходят лишь в силу задержки внимания на преходящие толчки, которые нужно миновать. Каждый водитель стремится лишь не задержаться.

386. Сердце, по существу своему, есть свыше действующий и дающий орган; потому в природе сердца всякое даяние. Каждое положительное Учение заповедует даяние. Такое утверждение именно практично, ибо без даяния сердце и не живет. Конечно нужно понять даяние во всей справедливости. Нельзя понимать лишь денежное даяние или ненужными предметами; истинное даяние в духе. Пусть каждое сердце источает потоки даров духа. Недаром сказано, что каждое биение сердца есть улыбка, слеза и золото. Вся жизнь протекает через сердце. Нужно уметь дать сердцу постоянную работу. Ничто иное не может так утончить сердце, как беспредельное духовное даяние. Обычно духовное даяние не оценивается, как не ценится все незримое. Но источник богатств, как духовных, так и материальных, есть сердце. Только бы приобщать его к каждому случаю, когда ценно биение сердца.

387. Масло деодара называли сердечным бальзамом. Действительно, некоторые вещества принадлежат к сердцу природы, и благородство их несет очищение сердца. То же и в розе, и в мускусе, и в янтаре. Называю вещества различных состояний, чтобы очертить размеры сердца природы.

388. Невозможно представить, какая битва. Свои часто не могут распознать своих, ибо сердце бездействует. Недаром Учение сердца так необходимо для жизни будущего. Иначе чем перейдете границу миров?

389. Предпочтительно уговорить себя в том, что сердце вовсе не наш орган, но дано для высших сношений. Может быть, если люди начнут считать сердце чем-то ссуженным свыше, они отнесутся более бережно.

Некий отшельник вышел из своего уединения с вестью, говоря каждому встречному: “Имеешь сердце”. Когда же его спрашивали, почему он не говорит о милосердии, терпении, преданности, любви и всех благих основах жизни, он отвечал: “Лишь бы не забыли сердце, остальное приложится”. Действительно, можем ли обратиться к любви, если ей негде пребывать? Или где поместится терпение, если обитель его закрыта? Итак, чтобы не терзаться неприложимыми благами, нужно создать для них сад, который откроется среди осознания сердца. Станем же твердо на основе сердца и поймем, что без сердца мы шелуха погибшая.

390. Кто любит цветы, тот на пути сердца. Кто знает устремление ввысь, тот на пути сердца. Кто знает о мирах высших, тот на пути сердца. Кто готов к Беспредельности, тот на пути сердца. Так будем звать сердца к познанию Источника. Правильно понять, что сущность сердца принадлежит как к Тонкому, так и к Огненному Миру. Можно осознавать миры в сердце, но не в уме. Так мудрость противоположна уму, но не запрещено украсить ум мудростью.

391. Чувство всегда одержит верх над разумом. Нужно принять это, как непобедимую истину. Потому, когда говорим о сердце, мы утверждаем твердыню чувства. Но как далеко чувство сердца от похоти! Учение о творящем чувстве будет познанием творчества мыслей. Не будем расчленять область мыслей, ибо это одно цветущее поле. Знаем посев чувств, но где же плоды одного разума? Не может творить рассудок, если не дать зерно сердца. Так, когда говорим о сердце, говорим о Прекрасном.

392. Считаю, можно пустить существующую насущную жизнь по руслу сердца, но при знании основных законов. Так утверждаю сущность построения твердого и прекрасного.

393. Поверх Учения не забудем о битве. Необычно, что во время великого приступа мы толкуем о прекрасном. Можно назвать наши беседы утверждением спокойствия.

394. “И положил с вечера мысль на сердце, а за утро дал решение”, — сказано о Старце Горы в хрониках персидских. Для многих это просто сказка-прибаутка. Между тем целое Учение дано в этом речении. Именно, “положил мысль на сердце”. Нигде иначе не может преобразиться мысль, как на престоле сердца. У многих читателей книги “Сердце” явится соображение: неужели мы вынесли нечто новое и приложимое? Таким людям хотелось бы иметь аптечное предписание и возвышать сердце патентованными пилюлями. Для них указ положил мысль на сердце — чепуха. И мысль им трудно расчленить в своем сознании. И сердце им невозможно найти по извилинам рассудка. Но тот, кто уже почуял престол сердца, тот познает и дисциплину духа. Мы посылаем зовы о сердце тем друзьям, которые встретятся на перепутье Востока. Тем посылаем зовы единения, сердце которых приложилось уже к музыке сфер. Кому сфера — пустота, тому и сердце — лишь мешок кровавый.

395. Кто же может сейчас быть несерьезным, когда все, кто мыслят, понимают крушение старого мира. Именно крушение, ибо многое еще не изжито. Но ввержены в одно Горнило несоизмеримые вещества! И понятие отсутствия дисциплины, умерщвляя, несет в себе разложение. Нужно собрать все мужество, чтобы идти мыслью о сердце. Трепещет вибрация, и невозможно требовать от воинов четкости, когда смута затемняет глаза. Превозмогайте тревогу, ибо мир трепещет, но не думайте, что можно мыслить обычно. Только о будущем, только об Учителе!

396. Престол сердца называется не только как символ, но также потому, что при положении мысли на сердце можно ощущать легкое как бы давление в верхней части сердца. Ощущение это настолько тонко, что непривычный к тонкому чувствованию даже не заметит его. Но люди с утонченным сознанием ясно почувствуют это давление мысленной энергии.

397. Часто смешивают явление волевой посылки с сердечной энергией. Можно легко отличить волевой приказ, при котором явление мозга действует через глаз или током конечностей. Для воздействия сердцем не требуется внешних приемов. Можно сказать, что за последнее столетие Запад воспринял мозговые методы потому, что они очевидны, хотя и поверхностны и несовершенны, как и все, нуждающееся во внешних приемах. Восток, несмотря на многие падения свои, все-таки сохранил методы сердца. Так во всем будем устремляться к внутреннему, иначе говоря к глубокому.

398. Чтобы приблизиться к методу сердца, нужно прежде всего научиться уважать все, сопряженное с сердцем. Многие совершенно не представляют себе различие пути мозга и сердца. Трудно этим мозговикам принять миры высшие. Также не могут они представить себе преимущество Тонкого Мира. Явление сфер тонких будет соответствовать состоянию сердца. Так сердце, уже звучащее пространственным ритмом, будет знать и звучание сфер, и аромат тонкий, и ему поклонятся цветы созвучащие. Видеть цветы Тонкого Мира, значит уже подняться в сферу Прекрасного. Можно увидеть эти очищенные образы при бодрствовании, но для этого нужен пламень сердца. Можно видеть и огонь сердца прекрасный — порхающий над сердцем. Но для этих проявлений нужно зажечь сердце. Так сердце не есть отвлеченность, но мост к дальним мирам.

399. Защищенность не есть еще сопротивляемость. Все мечтают о развитии сопротивляемости. Невосприимчивость есть лишь слабая степень явления сопротивляемости. Иммунитет в сердце. Но активная сопротивляемость тоже не в мозгу. Лишь энергия сердца делает человека неуязвимым и несет его поверх препятствий. Так можно запомнить о сердце, как об оружии. Именно, оружие Света — сердце. Но пусть не заподозрят в Нас противников мозга. Пусть добрый пахарь-мозг трудится над своими посевами, пусть он утучняет зерна и несет мысль утонченную, заостренную боями. Но современное погибельное положение создалось извращенным помыслом мозга. Потому снова обратимся к сердцу, как к судье и водителю. Кто поможет близким найти путь сердца, тот найдет и свое совершенствование.

400. Правильно заметили, что многое должно быть совершено самими. В этом разгадка, почему помощь приходит в последний момент, иначе невозможно совершенствоваться духом. Также было бы недопустимым пресекать течение энергии, если оно идет правильно. Если самоубийство есть величайшее преступление, то всякое пресечение потока устремленной энергии так же вредно. Лишь для совершенствования духа мы здесь. Так не будем пресекать живоносную энергию. Понятие Сантаны есть обширное утверждение потока энергии.


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>


Оглавление