Закладки   Карта   Домой

Агни Йога
Темы Учения
Работы Рерихов
Читальный Зал
Библиотека
Контакты
Форум


На сайте
11

Powered by Yan Zlobin's Web Server

Copyright © Yan Zlobin
2000 - 2011

Агни Йога

Сделать закладку   Перейти к закладке   Справка   Оглавление  

Сердце

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>

61. Нужно пережить час, называемый “Драконом Порога”. У Нас этот час зовется “Завесы Разодрание”. Так Мы отмечаем, когда тьма намеревается разодрать завесу, но вместо того лишь открывает дали. Но мужество нужно, ибо где же иначе обнаружить накопление мужества?

62. Солнце есть Сердце Системы, также сердце человека есть солнце организма. Много солнц-сердец, и Вселенная представляет систему сердец, потому культ Света есть культ Сердца. Понять это отвлеченно — значит оставить сердце в холоде. Но как только свет солнца-сердца сделается жизнью, потребность тепла магнита засияет, как истинное солнце. Сказано: “Перейди Сантану по сердцу”. Так можно отеплять понятие сердца. Можно считать ритм сердца, как ритм жизни. Учение о сердце светло, как солнце, и тепло сердца спешит также быстро, как солнечный луч. Каждый изумлялся, как мгновенно отепляет все луч восходящего солнца. Также может действовать сердце.

Говорю о теплоте сердца, когда она особенно нужна. Мысль устремления зажигает пространство, но теплота сердца, как постоянный очаг. Мужество живет в тепле сердца — нужно это запомнить! Уявление темных сил, как мороз для посева. Лишь тепло сердца дает щит сверкающий. Но как нежно испытываем волны Света, также осторожно нужно приближаться к сердцу.

63. Сердце, предавшееся добру, излучает благодать непрестанно, независимо от намеренных посылок. Так солнце не шлет преднамеренных лучей. Сердце, злу поклявшееся, будет извергать стрелы сознательно и бессознательно и непрестанно. Сердце добра сеет вокруг себя здоровье, улыбку, духовное благо. Сердце зла уничтожает тепло и, упырю подобно, высасывает жизненные силы. Так непрестанна деятельность сердец добра и зла. На низшем плане Бытия условия добра и зла разнятся от значения их в Высшем Мире. Можно себе представить горнило сияющее Света и тьмы зияющую пропасть. Так ужасно скрещиваются мечи демонов и Архангелов! Среди искр боя сколько сердец привлекается к Свету и тьме!

64. Нужно ясно вообразить непрестанное излучение сердца. Нужно понять, почему сердцу добра так болезненно присутствие сердец зла. Ни улыбка, ни насильственная ужимка зла не скроют сердечное излучение. Утверждение добра в сердце вовсе не исключает справедливого негодования, но раздражение есть область зла. Только устремление к Иерархии может утвердить границу между многими чувствованиями.

65. Трудны скрещивания токов, как скрежет мечей! Если даже разрыв бумаги отягощает сердце, то какое сокращение нервов вызывает скрещивание токов разнородных, различных напряжений! Пусть снова обратимся к панацее. Лишь напряженное устремление к иерархии может ослабить все стрелы токов.

66. Вы знаете о воздействии человеческих эманаций на растения. Вы знаете также о воздействии цвета. Теперь нужно напомнить о значении звука. Тождественность этих воздействий знаменательна. Если для увеличения потенциала растения нужно открытое, светло звучащее сердце, то в звуковом воздействии нужен консонанс и все комбинации доминанта. Явления диссонанса не могут усилить ток энергии. При воздействии на людей диссонанс может быть полезен, как противоположение для усиления ритма сознания, но при растениях, где сознание минимально, диссонанс лишь является задерживающим условием. При минералах диссонанс будет разлагающим началом. Поистине, роза будет символом консонанса, и доминант света розы будет соединен с сиянием сердца. Не много опытов производилось со звуком на растения, но древние полагали, что лучшие цветы росли при Храмах, где было много созвучий голосов и музыки.

67. Ищите и приобщайтесь ко всему тонкому, утонченному в веществе своем. Не только говорю о предметах, но и о людях. И среди людей выбирайте не тех, кто желают лишь материальных явлений. Но даже среди признающих духовность ничтожны будут, которые устремлены к грубым проявлениям. Не они первые подойдут к Царству Сердца. Может быть иные, не видевшие Тонкого Мира, но понявшие его в сердце своем, опередят магов и волхвов. Утверждение внутреннего глаза и открытие огней зависит от утончения сознания; только эти врата ближе всего к сердечному царству. Маловеры, желающие вложить пальцы в раны Света, не могут открыть сердце свое для молниеносного познания. Истинно, испытывайте все сущее! Но без сияния сердца испытания эти будут, как тление вчерашнего дня.

Не отвлеченно слово о познании сердцем. Кто не может понять это утончение, как же постигнет высшие слои Тонкого Мира? Без этого познания духовного путник войдет и примет Тонкий Эфир, питающий тело высшее? Не пригодно будет познание призраков, которые окутывают своим покровом разложения. Так испытывайте Мир сердцем.

68. После всех разграничений неминуемо приходим к синтезу сердца. Не будем упоминать, что молчание происходит от смешения всех звуков. Потому научимся сопоставлять сердце с молчанием. Но это молчание не будет пустотою, оно наполнит пространство синтезом мысли. Как сердечная молитва не нуждается в словах, так молчание наполненное не нуждается в формулах. Молчание напряженное нуждается во многих наслоениях мыслей и желаний благих. Так сердце, напряженное молчанием, насыщенное, как динамо, отбивает ритм Мира, и личные желания претворяются в ведущую Мировую Волю. Так вырабатывается сотрудничество с дальними мирами.

69. Обычна жалоба на недостаточность руководства. Люди привыкли покрывать жалобами свои особенности. Между тем, именно руководством человечество не обижено, лишь бы замечали все даваемое. Множество импульсов, возникающих вследствие духовных воздействий, пропадают не только без пользы, но даже делаются вредными, оставаясь в кладовых сознания в перетолкованном виде. Можно утверждать, что самая малая часть воздействий находит справедливое применение. Особенно мешают привычки, загоняющие сознание в условные пути; они же обессиливают способности сердца, когда оно готово звучать на Руководство Высшее. Сердце, именно, знает, где оно высшее или низшее, но обессиленное, затуманенное сердце само окажется на низшем уровне. Тогда даже низшее покажется высшим. Чистота сердца есть самая нужная собственность. Мудрость, мужество, самоотверженность не вмещаются в затуманенном сердце. Но Руководство будет шептать деяния подвига, и такой совет не должен показаться ужасным и суровым.

70. Множество самых настоятельных посылок претворяются в неясные колебания. Можно следить, как часто даже достойные духи не применяют вовремя данное указание, и как ничтожны мешающие обстоятельства. Несоизмеримы поступки, привычки сравнительно с посылками Свыше. Опять не следует мечтать о магических формулах, чтобы привлечь Руководство, оно близко, и магнит чистого сердца очистит путь. Самое значительное приобретение будет этот магнит, привлекающий и открывающий. Истинно, радостно побыть с чистым сердцем.

71. Истинная торжественность складывается Высшим напряжением. Торжественность не покой, не удовлетворение, не конец, но именно начало, именно решимость и шествие по пути Света. Неизбежны трудности как колеса устремления. Неизбежны ужасные давления, иначе немощен взрыв. Но разве радость приходит в легкомыслии? Там лишь похоть, но радость в торжестве духа. Торжество духа при утверждении незыблемых начал. Когда поднимается Знамя мира, можно быть полным торжественности.

72. Множество уже близких возможностей разлагаются людскими жалобами, порожденными саможалением. Когда люди начинают взвешивать, сколько кто пожертвовал и сколько мало получил от Учителя, то смысл Учения пропадает. Люди учитывают полученное, как плату поденщика, не соизмеряя полученное с вечностью, для которой они существуют. Как неприложима мысль оплаты добрых намерений со смыслом совершенствования. Не нужно сказать, что многие предпочитают обрядиться поденщиком не из сердечной испорченности, но из невоспитанности воображения. У многих чувствознание Вечности отсекается устремлением к саможалению.

Но повторено во всех Учениях о тяготе плоти, чтоб устремить внимание к преимуществу духа. Нужно принять Учение, как начало к истинным преимуществам, которые не могут быть отчуждены. Нужно оценить, как Учение углубляет сознание и действительно дает в жизни возможности, если они не отвергнуты. Это простое соображение редко принимается во внимание; люди предпочитают жаловаться в пространство, вызывая на себя каменный дождь. Но не устрашать будем, иначе скажут о недостатке любви. Явлению любви люди приписывают такие странные обстоятельства, что кажется, что любовь живет на монетном дворе! Между тем нужна любовь для пути в Беспредельность. Проводник там нужен, когда мы на гладких скалах ищем в последнем напряжении спасительную нить, тогда Рука Ведущая коснется нас.

73. Даже в самые древние времена люди понимали значение сердца. Они считали сердце Обителью Бога; они клялись, полагая руку на сердце. Даже самые дикие племена пили кровь сердца и съедали сердце врага, чтобы усилить себя. Так показывали значение сердца. Но теперь, в просвещенное время, сердце умалено до физического органа. Древние пили из черепа врага; чаши священных обрядов изготавливались из теменной кости. Те, которые знали о центре колокола, понимали, что магнетическое нагнетание преображает костное вещество. Но теперь лишь смеются над сильными целебными веществами. Самое ничтожное нахождение привлекает множество потребителей, но сильнейшие химические лаборатории забыты. Между тем, натуральные соединения трех царств природы дают сильнейшие соединения. Нужно, прежде всего, напомнить о значении сердца, как соединителя Миров. Огонь сердца разве не есть самый пространственный огонь?

Можно очень понять постоянное, приписываемое древним, общение с дальними мирами, магнетизм которых приносит силу невесомую. Но разве не чует сердце самые тончайшие вибрации?

74. Понятия воли должны быть твердо осознаны и разграничены. Мозговая воля сделалась оплотом Запада, тогда как Восток остался в твердыне сердца. При внушении гипнотизер Запада употребляет волю, напрягая центры конечностей и глаз. Но эта эманация не только скоро исчерпывается, но и приносит утомление, и, главное, действует на очень незначительных расстояниях. При волевых посылках невозможно пространственное достижение. Но сердце Востока не нуждается в напряжении конечностей, не напрягает без нужды энергии, но шлет свои мысли без ограничения места. Сердечное внушение, как естественный канал сообщения, не наносит вреда внушающему и принимающему. Западный способ постоянно заметен извне, но восточное делание не имеет ничего внешнего, наоборот, внушающий не смотрит на получающего, ибо сердце имеет образ назначения. Много несомненных преимуществ сердечного делания, но для него, прежде всего, нужно осознать значение сердца.

75. Любовь, подвиг, труд, творчество, эти вершины восхождения при любой перестановке сохраняют восходящее стремление. Какое множество привходящих понятий они заключают в себе! Какая же любовь без самоотвержения, подвиг без мужества, труд без терпения, творчество без самосовершенствования! И над всем этим воинством благих ценностей водительствует сердце. Без него самые терпеливые, самые мужественные, самые устремленные будут холодными гробами! Отягощенными знанием, но не окрыленными, будут бессердечные! Тяжко не поспевать к Зову! Тяжко не следовать вполне за Иерархией! Часто люди пытаются скрыть от самих себя отказ от Иерархии. Можешь ли, путник, чистосердечно признать готовность свою следовать за Иерархией? Может быть готовность твоя лишь до первого поворота, до первой ступени, где лишь Иерархия может помочь? Не забудешь ли ее, именно, в час трудный или будешь помнить Иерархию только в избытке?

Даже при начале учительства вы не раз изумлялись поворотам и уклонениям даже близких. Можете понять все прискорбие видеть, как на пороге часто ученик стремительно убегает в лес. Моя Рука неотступно с идущим в полной готовности.

76. Граница между достойным и недостойным очень извилиста. Лишь сердце может найти путь через все извилины мозга. Но теперь время перейти к познанию духотворчества. Не кажется ли странным многим людям, что даже Тонкий Мир им не видим, тогда как в градации миров он еще достаточно плотен? Значит, глаз физический настолько груб, что не может различить следующую стадию телесного преображения. Если люди стараются усовершенствовать даже приборы научные, то сколь желательно утончение самого человеческого аппарата! Но без привлечения помощи сердца невозможно продвинуться в этом подвиге. Кто может чуять через сердце, тот уже может двигаться за пределы тела.

Отступничество от духотворчества отодвигает на многие жизни. Не простительно уходить в низкое состояние, когда уже открываются отверстые очи. Попомним, каким трудом пробивается физическая оболочка. Какие меры принимаются, чтобы сдвинуть сознание после напряжения. Можно ли обращаться вспять!

77. Много одержимых во время перехода человечества к духотворчеству, точно кто-то подделал ключи к слабым замкам. Нужно особенно внимательно осматривать людей. При этом нужно помнить, что у одержимых своеобразное мышление, полное противоречий. Желая помочь им можно или силой изгнать засевшего, или совершенно оставить в покое, даже, если можно, совсем изолировать. Ведь засевшему нужен не столько сам субъект, сколько воздействие через него на окружающих. Хуже всего частично надоедать одержимому, призывая его к здравомыслию, которого у него нет. Худо начать вслух жалеть одержимого или порицать его противоречие. Явление приказа сильное и поражающее или изолированность могут облегчить судьбу слабого сердца. Ведь через слабость сердца влезает одержание. Огонь сердца опаляет всех мохнатых гостей.

Отказ от Учителя пресекает все возможности, особенно, когда отказ произошел в сознании задолго до одержания. Так люди часто пробуждают уже спящие отрицания и, конечно, последствием, прежде всего, является отказ от Учителя, ибо каждая хаотичность возмущается созиданием и сотрудничеством. В хаотичности заложены зерна зла, которые тяжким опытом подавляются. Но в текущие дни неслыханно много одержимых. Темнота тоже хочет проявиться.

78. Первоначально граница между физическим и Тонким Миром не была так резка. В древнейших летописях можно находить отрывочные указания о ближайшем сотрудничестве этих миров. Фокус сердца, перед телесным уплотнением, нужен был как равновесие с тонкими энергиями. Сам телесный мир нужен был, как переработка веществ для умножения энергий. Но рассудок, как знаете, устремился к обособлению и таким образом затруднил эволюцию. Трудно было время Калиюги, но Сатья-юга должна опять сблизить миры, насильственно разъединенные. Нужно ожидать это время торжественно, как возвращение к сужденному совершенству. Так уговоримся уделять достаточно внимания духотворчеству. Можно под этим углом привыкать мыслить. Так нужно относиться к самому значительному в направлении жизни. Кто научится равновесию между мирами, тот уже значительно облегчит путь свой.

79. Если сердце — аккумулятор и трансмутатор энергий, то должны быть и лучшие условия возмущения и привлечения этих энергий. Самое основное условие будет труд, как мысленный, так и физический. В этом движении собираются энергии из пространства. Но нужно понять труд, как естественное наполнение жизни. Так труд всякий есть благость, а суемудрие бездействия есть самое вредное в смысле космическом. Полюбить бесконечность труда есть уже значительное посвящение, оно готовит к победе над временем. Условие победы над временем обеспечивает ступень в Тонком Мире, где труд есть такое же непременное условие, как и в теле. Жалоба о труде может исходить от рабов тела.

80. Присоединение сознания Тонкого мира к сознанию воплощенных будет очередным завоеванием. Ведь сущее в духе, в пространстве, между мирами, и на Земле лишь посланники претворения энергий и преображения материи. Таким образом, продолжительность жизни воплощенный ничто в сравнении с существованиями во всех прочих состояниях.

Также нужно завязать пояс труда, не как несчастье, но как достижение ступени. Пахарь, полагающий силу на преображение коры земной, часто может подать руку самому Риши, благодетельствующему мыслью человечество. Правильно заметили, что каждый жнец был сеятелем и сеятель — жнецом.

И храм в духе, и оправдание в духе, и победа в духе, так можно украсить жизнь постоянным истинным великолепием. Приучайтесь к красоте труда, к творчеству мысленному — так победим тьму.


<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 >>


Оглавление